Что не может быть создано эволюцией?

Кто бы мог подумать, что логически непротиворечивая теория эволюции может быть только теистической, что построения физиков непосредственно указывают на реальность идеального, и что эволюционные процессы не могут произвести абсолютно всё?

На днях мне попалась на глаза статья известного русского философа Николая Лосского «Что не может быть создано эволюцией?», где всё это логически обосновывается. Я изложу ее содержание своими словами со своими добавлениями и комментариями.

Постановка проблемы

Под эволюцией обычно понимается образование многих сложных биологических форм из немногих простых. И все способности высших животных и человека, такие как: память, сознание, целесообразные реакции, творческая активность, считаются продуктами эволюции. Но действительно ли это так? Может ли эволюция создать всё из ничего?

Начнём с того, что сами условия, при которых эволюция становится возможной не могут возникнуть эволюционным путём. Лосский пишет:

«Условия возможности эволюции не могут быть созданы эволюцией. Это столь же очевидно и достоверно, как утверждение, что дети не могут произвести на свет собственных родителей» [Совр.зап., с. 257].

Это весьма глубокое утверждение, если вдуматься. Ведь, по мнению эволюционистов, весь видимый мир, начиная с неживой природы возник в результате эволюционного процесса, а значит, эволюция охватывает всё. Однако, на самом деле, в основе эволюции должны лежать какие-то принципы. А если у эволюции есть принципы, то они уже не могут возникнуть вследствие эволюционного процесса, но сами делают его возможным. Например, к таким принципам относится причинно-следственная связь. Ясно, что эволюция невозможна без принципа причинности, а значит, этот принцип логически предшествует эволюции.

Поскольку наличие в природе эволюции не является очевидным и достоверным фактом (в одном из видео мы говорили, что эволюция — это так называемый «научный факт», который представляет собой договоренность определённой группы людей), то рассмотрим более общее явление, а именно — изменение. Ведь эволюция как образование сложного из простого — это частный случай изменения. А значит, наш первоначальный тезис будет звучать так: условия возможности изменений не могут быть результатом процесса изменения.

Какие же условия необходимы для любых изменений?

Неизменность и сверхвременность субъекта

Мы уже не раз говорили, что изменение предполагает неизменное. То же самое говорит и Лосский:

«Изменяться может лишь нечто такое, что остаётся в известном смысле слова тем же самым, т.е. содержит в себе тождественную основу» [Совр.зап., с. 259].

Таким образом, любые изменения возможны лишь на основании чего-то неизменного. Изменяющиеся атрибуты той или иной вещи предполагают неизменную, пребывающую субстанцию, или неизменного самотождественного субъекта. Понятно, что эти две стороны — неизменная и изменяющаяся — не отделены друг от друга, а составляют единое целое и находятся в определённом отношении. Неизменное — это субъект и причина процесса изменения, а изменение — это проявление, действие и состояние этого субъекта.

Таким образом,

«Здесь перед нами два принципиально различные типа бытия: идеальное бытие, т.е. сверхвременное, и реальное бытие, т.е. временное».

И эти два типа бытия составляют единое целое.

Поэтому, если кто-то считает, что мир — это всего лишь изменяющаяся во времени материя, то он не может отрицать того факта, что при любых своих изменениях материя всегда остаётся материей. А значит, у материи есть некая неизменная и вечная основа, которая и делает материю тождественной самой себе. И эта вечная и неизменная сущность материи уже не может быть материальной. Она является идеальной субстанцией, которая только и создаёт возможность существования и изменения материи. Поэтому материализм, не признающий идеальную основу вещей логически несостоятелен. Материальное неизбежно предполагает идеальное.

Сверхпространственность субъекта

Итак, изменение предполагает сверхвременного субъекта изменений, пребывающего вне времени (Лосский такого субъекта называет «субстанциальный деятель»). Но сверхвременной субъект также пребывает и вне пространства (точнее, охватывает всё пространство), иначе он не мог бы проявляться в разных местах. Здесь Лосский приводит интересный пример с электроном, который довольно сложен для понимания. Давайте я сначала зачитаю этот фрагмент, а потом объясню, что он означает.

«Так, электрон осуществляет действия отталкивания и притяжения по всем радиусам из определенной точки пространства; такое единство действий, меняющих к тому же свое положение в пространстве, но остающихся тем не менее едиными, предполагает источник, единый и притом не «сидящий» в исходной точке действий (тогда он был бы отделен расстоянием от своих действий), а господствующий над пространственной раздельностью, т.е. сверхпространственный и потому непосредственно участвующий во всех своих действиях, в каком бы месте пространства они не находились, и спаивающий их в атомное (т.е. нераздельное) единство».

Чтобы понять, о чем говорит Лосский, обратите внимание на следующую интересную вещь.

Электрон, как и другие элементарные частицы, не имеет размеров. Это утверждает современная физика. То, что мы считаем размером частицы — это лишь распределение по пространству её электрического заряда. То есть, заряд есть, силы притяжения и отталкивания есть, а источника этих сил как чего-то протяженного в пространстве — нет. Субъект этих сил непространственен! Мы фиксируем в пространстве локализованные проявления электрона, но не фиксируем сам электрон. И если электрический заряд электрона перемещается в пространстве, оставаясь зарядом того же самого электрона (которого в пространстве нет!), то это и значит, как говорит Лосский, что

«такое единство действий … предполагает единый источник, … господствующий над пространственной раздельностью, т.е. сверхпространственный».

Это может означать только одно: субъект, которого мы в данном случае называем электроном, и который является источником сил притяжения и отталкивания — нематериален. Материя — это действие этого субъекта, но не сам субъект. А поскольку точно так же обстоит дело и с другими элементарными частицами, то из этого следует неожиданный, но логичный вывод: всё, что мы считаем веществом, полем, материей, это лишь действия нематериальных субъектов, определённым образом между собой скоординированных.

Удивительно то, что никто об этом не задумывается! Этот факт как бы вытеснен из нашего сознания. Мы привыкли думать, что физика занимается изучением материальной природы, то есть совокупности вещей, существующих в пространстве и времени. Но при этом мы оставляем совершенно без внимания и осмысления тот факт, что физика интерпретирует все вещи в мире как так называемые «материальные точки». А что такое материальная точка? Это вроде как абстракция, которая получается, если мы от вещи мысленно отвлечём всю ее «материальность» и «пространственность» и оставим лишь массу, т.е. силу, с которой тело взаимодействует с внешними полями тяготения. Но по факту получается, что «материальная точка» — это вовсе не абстракция, а реально существующий объект. И поскольку никаких действительно материальных непространственных точек быть не может (ведь точка не имеет протяженности) то это значит, что это объект, существующий идеально!

В самом деле, если материальное тело — это лишь совокупность энергий элементарных частиц, а сами эти частицы непространственны, то получается, что любое материальное тело — это результат скоординированного действия множества нематериальных субъектов, образующих единство. То есть, любое тело — это нематериальный субъект, обладающий материальными проявлениями. Тело, вещь — это единство идеального и реального, идеи и материи. Философам это было ясно тысячелетия назад, современные же учёные постоянно имеют этот факт перед глазами, но не видят его, потому что не могут его признать! Религия (научная парадигма) не позволяет.

Им остаётся только удивляться: как же такое возможно, что математические формулы, имеющие идеальную природу, совпадают с тем, что происходит в материальном мире! Идеальное и реальное потому и совпадают, что материальный мир — это лишь проявление идеального (точнее, действие идеального, а еще точнее — материальное и идеальное суть два аспекта одного и того же).

В этом единстве идеального и реального находится и решение проблемы ментальной каузальности, над которой бьются представители так называемой «аналитической философии», застрявшие в плену научной парадигмы. «Как же ментальные состояния могут влиять на физический мир?» — ломают они голову. Да вот так и могут, совершенно непосредственно. Если материальное — это проявление идеального, то идеальному не нужно ни на что влиять, оно просто действует, а его действия и воспринимаются нами как материя.

Иначе и быть не может. В самом деле:

  • Если субъект — это единый источник своих проявлений, то значит он мыслится, потому что любое единство постигается только мыслью. Следовательно, субъект идеален.
  • Если субъект является причиной своих действий,
  • а действие противоположно причине, то следовательно,
  • действия субъекта ощущаются, т.к. ощущение — это противоположность мышления
  • Соответственно: то, что постигается мыслью идеально, а то, что ощущается — материально. Потому что материя — это и есть то, что противоположно идее и переживается как ощущаемое. Грубо говоря, материя — это воздействие идеального субъекта на органы чувств, на приборы, и на другие вещи.

Можно сказать и по-другому:

  • ощущаемое, или материальное, относится к единому субъекту,
  • этот единый субъект мыслится (т.к. любое единство постигается только мышлением).
  • Следовательно, субъект или вещь — это единство мыслимого и ощущаемого, идеального и реального, идеи и материи.

Субъект как причина изменений

Далее. Поскольку в процессе изменения изменяется именно субъект, субстанция, то это означает, что именно он является причиной своих изменений. То есть, субъект действует не по каким-то внешним причинам, а сам порождает процессы своего изменения. Всё внешнее, что воздействует на субъекта, является лишь поводом для проявления самого субъекта.

«Даже движение электрона не может быть причинено извне, оно может возникнуть лишь постольку, поскольку и сам электрон обладает силой отталкивания или силой притяжения».

Это значит, что субъект обладает активностью, силами, которые производят его изменения, а обладая активностью, он может производить в мире новые события.

В самом деле, допустим, что вещь действует только в результате внешних воздействий. Тогда спрашивается: а откуда сами-то взялись эти внешние воздействия? Если они происходят от других вещей, тогда откуда другие вещи получили способность оказывать воздействие? И так мы либо уходим в дурную бесконечность внешних воздействий, либо должны признать, что вещи обладают собственной внутренней активностью, не зависящей ни от чего внешнего. И кстати, именно благодаря такой внутренней активности вещи и могут оставаться сами собой, сопротивляясь внешним воздействиям.

Целесообразность действий субъекта

Поскольку субъект изменения охватывает всё прошлое, настоящее и будущее, то его действия могут содержать в себе координацию прошлого, настоящего и будущего. А значит, деятельность субъекта может быть реализацией настоящего на основе прошлого ради будущего. Это то, что называется целесообразность: субъект способен действовать целесообразно именно потому, что охватывает все моменты своего бытия.

К примеру, любой организм может развиваться (т.е. действовать целесообразно) именно потому, что имеет вневременную основу, которая охватывает все моменты его существования.

Внутреннее единство субъектов

Таким образом, природа состоит из множества элементов, которые в своей основе суть «субстанциальные деятели», активные субъекты. Эти субъекты взаимодействуют друг с другом и могут объединяться в различные единства, так, что несколько более простых субъектов подчиняют свои устремления более сложному субъекту.

Но любое взаимодействие возможно, только когда стороны взаимодействия не замкнуты в себе, как монады в системе Лейбница, а, с одной стороны, сохраняют свою определённость, а с другой — имеют внутреннее тождество друг с другом, то есть, существуют и для себя, и для другого. Тогда каждая отдельная часть мирового целого существует для любой другой и, таким образом, всё существует для всего. «Всё имманентно всему» — такова основная интуиция Лосского, которую он развивает в своих работах. 

И только на основе такого внутреннего тождества всех существ возможны не только внешние их влияния друг на друга, но и образование из них устойчивых единств. Когда несколько субъектов усваивают стремления более высоко развитого субъекта, их творческая активность поднимается на более высокую ступень, создавая таким образом эмерджентную эволюцию. По мнению Лосского,

«Так возникает из электронов и протонов атом, из атомов молекула, одноклеточный организм, сообщества — вроде муравейника, улья, человеческого общества и т.д.».

Тут с Лосским можно не соглашаться в том, что такое объединение происходит хронологически и в глобальном масштабе, образуя глобальную эволюцию. Но с самим фактом, что более развитые субъекты состоят из множества более простых, спорить невозможно. Любой организм является примером такой сложной системы, где деятельность составных элементов подчинена единой цели целостного существа. Но само существование таких сложных систем возможно только потому, что субъекты этих систем изначально едины.

Первопричина мира

Итак, мир как множество изменяющихся вещей предполагает множество неизменных сверхпространственных и сверхвременных субъектов. Но такие субъекты не могут быть источником своего возникновения.

«Источник системы мира может быть мыслим только как сверхсистемное начало, несоизмеримое с миром, т.е. Сверхмировое, — Бог».

Действительно, существование множества взаимодействующих субъектов возможно только тогда, когда есть единство, превосходящее и охватывающее собой это множество.

Вывод

Подведём итоги. Условием возможности любых изменений, и, в частности, изменений эволюционных, является существование системы сверхвременных и сверхпространственных субъектов, способных к целенаправленной деятельности, координированных друг с другом, имманентных друг другу и способных сочетаться в более или менее целостные единства. Сама же эта система предполагает уже сверхсистемное абсолютное начало, то есть Бога.

Всё вышеперечисленное не может быть продуктом эволюции, т.к. является ее основой. Но мало того, всё перечисленное является основой и для возникновения всех высших способностей живых существ, таких как память, сознание, нравственное чувство, и т.п. А значит, и память, и сознание, и прочие способности также не могут быть продуктом эволюции, поскольку основа этих способностей лежит вне сферы изменения.

Память

Так, память возможна только потому, что «сверхвременной деятель» (субъект) охватывает все моменты времени. Даже самая примитивная память у организма возможна только на основе этого сверхвременного единства.

В самом деле, даже если субъект способен охватить своей памятью лишь два ближайших момента времени — момент настоящего и ближайший момент прошлого, значит, он способен соотнести два различных момента времени с самим собой. А это уже указывает на независимость субъекта от этих двух моментов времени, т.е. указывает на сверхвременность субъекта. Само «чувство времени», само переживание субъектом процесса изменения, указывает на то, что субъект знает себя как пребывающего, неизменного, «на фоне» изменяющихся моментов.

Стало быть, память не может возникнуть в результате эволюции, т.к. ее основа уже содержится в сверхвременном субъекте.

Целесообразность

Аналогичным образом обстоит дело с целесообразной деятельностью, нацеленной в будущее, в отличие от памяти, которая обращена к прошлому.

Напомню, что даже реакция клетки на раздражение или развитие зародыша во взрослую особь — это целесообразная деятельность, хоть и бессознательная. Здесь субъект изменяет своё текущее состояние в соответствии с определённой целью, т.е. в соответствии с будущим.

Так вот, эволюция не может создать способность организма к целесообразной деятельности, потому что субъект охватывает все моменты своего будущего существования еще до всякой своей временной деятельности. Зародыш, еще будучи неразвитым, уже в потенциальной форме содержит свою будущую развитость. И простейший организм, реагируя на неблагоприятные воздействия, действует так, чтобы существовать в будущем, т.е. ориентирует себя на своё будущее существование.

Таким образом, охват моментов будущего является условием целесообразной деятельности, а значит, предшествует самой этой деятельности. Стало быть, он предшествует и любым эволюционным изменениям. А значит, способность к целесообразной деятельности не может быть результатом эволюции.

Сознание

Также не может быть создано эволюцией и сознание. Ведь если сознание — это определённое взаимодействие субъекта и объекта, в результате которого объект «появляется» в сознании субъекта, то есть, по сути, становится субъектом, то такое взаимодействие возможно только при условии изначальной тождественности субъекта и объекта, или изначальной имманентности объекта субъекту. Т.е., во мне может появиться только то, что уже изначально как-то (а именно, в идеальной форме) во мне содержится.

Таким образом, эволюционировать может только степень сознания, степень его полноты, отчетливости, и т.п.

Бог

И наконец, Бог, Абсолют, как главный принцип существования системы субъектов, тоже не может быть результатом эволюции. Как говорит Лосский,

«Учения о том, что Бог творится в процессе эволюции, могли явиться лишь в наше время обнищания философии вследствие упадка умозрения». С.267.

А такие учения сегодня приходится слышать не только от оккультистов и эзотериков, но даже от некоторых профессоров философии.

Так что все мечтания оккультистов и сциентистов о том, что человечество когда-нибудь в результате эволюции сможет стать абсолютным разумом или абсолютным сознанием, совершенно несостоятельны, поскольку Абсолют, Бог — это основа и принцип единства всего многообразия действительности.