Логика отпадения ангелов

Вступление

Оказывается, не так-то просто объединить в стройную систему те знания, которые у нас имеются в отношении ангелов и демонов. Причём, если сущность ангельских сил понять довольно легко, т.к. они, по сути, составляют обычную логическую структуру, упорядочивающую мир, то сущность и логику демонических сил понять гораздо сложнее — ведь они пребывают в сфере становления, и в связи с этим возникает масса вопросов. Например: если демон — это нечто становящееся, то имеет ли он неизменную основу?

Мы уже знаем, что всякая физическая вещь, пребывая в становлении, имеет свою неизменную нематериальную основу, которая и делает эту вещь именно этой вещью, т.е. задаёт ее смысл. А эта неизменная основа, взятая в своей максимально конкретной форме есть не что иное как ангел-хранитель. Тогда получается, что и у демонов, поскольку они суть нечто становящееся, есть свой неизменный смысл, а значит, и свой ангел-хранитель, что конечно же абсурдно. Тогда как существуют демоны?

Низшие божества

В античной философии существование низших мифологических существ объяснялось довольно просто. В отношении сферы Ума, где пребывали надкосмические боги, сфера Мировой души представляла собой низшее божество. И поскольку Мировая душа — это эманация Мирового ума, то и все мифологические живые существа, образующиеся в ней, представляют собой модификацию высших богов. Так, Ямвлих выделял четыре типа низших существ, наполняющих психическую сферу — ангелы, демоны, герои и души.

Это разделение имело под собой строгую логику, которую мы сейчас не будем разбирать. Однако, при всей логичности этой системы, философам-неоплатоникам с трудом давалось объяснение существования злых демонов. В самом деле, почему, если всё происходит из высшего Блага, если прекрасный Космос управляется совершенными богами, то почему в подлунной сфере начинается какое-то безобразие и появляются злые демоны? Их злобу уже не объяснишь привхождением материального принципа, ведь демоны нематериальны.

На этом фоне гораздо правдоподобнее выглядит объяснение возникновения злых демонов и зла в иудаизме и христианстве: злые демоны — это отпавшие ангелы, которые намеренно создают в мире зло. Это гораздо лучше объяснеят происходящее в нашей жизни, но составить логическую картину отпадения ангелов и их существования как демонов гораздо труднее.

И к тому же, получается, что античная иерархия низших мифологических существ совершенно не подходит для монотеистической картины мира; они совершенно не совпадают. Если в политеизме сфера мировой души представляет собой иерархию демонических существ, управляющих космосом — от высших к низшим, то в монотеистической картине такая иерархия отсутствует. Здесь мы имеем только сферу ангелов как сферу мыслимого и умопостигаемого бытия и психическую сферу, в которой пребывают души животных и людей.

Да, в этой психической сфере можно также выделить область, объединяющую психическое и духовное, т.е. область где душа максимально совпадает с духом. Именно сюда относятся души тех людей, которые полностью уподобились божественному первообразу, т.е. святых и праведников. Место святых в системе монотеизма аналогично месту героев в пантеистической системе. Потому что и герои, и святые представляют собой синтез божественного и человеческого, духовного и душевно-телесного. Хотя, конечно, этот синтез происходит на совершенно разных идейных основаниях: в язычестве герои буквально рождаются от богов, в монотеизме святые становятся «полубогами» за счёт своей праведной жизни и схождения в них Св. Духа.

Но (возвращаясь к иерархии) в психической сфере в системе монотеизма существуют только души. Никаких других низших «добрых» мифологических существ здесь нет, кроме случайно попавших сюда злых демонов. А демоны эти не вписываются ни в какую божественную иерархию, но лишь портят и искажают божественный порядок. Их присутствие в психической сфере совершенно нелогично.

Тем не менее, задача философии в том и состоит, чтобы объяснить логику того, что мы наблюдаем в жизни и далее я предложу вам свою попытку логического объяснения происхождения демонов. Но для начала отвечу на часто задаваемый вопрос, связанный с трактовкой ангелов, которую я привёл в предыдущем видео.

Ангелы-идеи

Как ни странно, у многих возникло недоумение в связи с тем, что я обозначил ангелов как идеи или смыслы. При том, что раньше я вроде бы неоднократно говорил, что умы, в совокупности образующие смысловую сферу суть не что иное как боги в политеизме и ангелы в монотеизме.

Тем не менее, у некоторых людей возникает вопрос: а действительно ли это традиционное христианское учение? В качестве подтверждения приведу ёмкую цитату из научной статьи кандидата философских наук Базулевой Татьяны Леонтьевны.

«христианская космология твердо усвоила плотиновскую структуру Универсума. Она включала четыре необходимых элемента: Бога (Единое), Ум, Душу и материю. Бог и материя, абсолютная форма и абсолютная бесформенность, представлялись двумя противоположными точками, ограничивающими Вселенную. Между ними располагались три метафизические сферы, или три мира: идеальный, психический и материальный. Первой, ближайшей к Богу была невидимая сфера Ума. После нее располагалась сфера Души, образующая мир живых существ (разумных и неразумных). Третья сфера, которая чаще всего называлась Природой, состояла из оформленных, но неодушевленных материальных тел.

Ангелы были безоговорочно отнесены [христианским богословием] к первой сфере и благодаря плотиновскому Уму, мыслящему Единое, обрели точно обозначенную функцию — быть Умом, созерцающим и познающим Бога. С тех пор за ними прочно закрепилось название «небесных умов», или «интеллигенций». Многими богословами они прямо ассоциировались с идеальным миром Платона. То, что у Платона было эйдосом [идеей], нашло в ангеле своего деятельного носителя, такого же бестелесного, как и сами идеи. Об ангелах стали говорить как о существах, знающих логосы, или идеальные основания вещей».

Базулева Т.Л. Ангелология Николая Кузанского и средневековое богословие

Как видите, я ничего не придумываю от себя, а лишь озвучиваю и осмысляю философскую традицию, идущую из античности к средневековью и продолжающуюся в русской религиозной философии. Рекомендую вам прочесть эту статью, в ней упоминаются такие мыслители как Григорий Богослов, Аврелий Августин, Дионисий Ареопагит и другие. Также рекомендую к прочтению книгу русского философа Сергия Булгакова «Лествица Иаковля», которая посвящена христианской ангелологии.

А теперь попытаемся логически осмыслить отпадение ангелов и сопутствующее этому возникновение демонов и зла.

А и не-А

Начнём с чистой логики. Представим, что существует некое А. Спрашивается: может ли быть так, что А существует, а его противоположность, не-А, не существует? Если рассуждать абстрактно, то нет. Если существует А, то оно отличается от всего, что ему противоположно, а то, что противоположно А есть не-А. А есть А только потому, что у него есть его граница, предел, которая и является не-А.

Но здесь нужно вспомнить о том, что быть, или существовать, можно двояким способом. Можно существовать как абстрактная идея, как неосуществлённая идея, а можно существовать как реализованная идея, как вещь, как субстанция. И тогда А вполне может существовать как нечто реально сущее, как нечто субстанциальное, но не-А, которое будет от него отличаться и задавать его определённость, будет существовать как абстрактная идея, как нечто нереализованное.

Например, если я хороший человек, то я: не-вор, не-убийца, не-прелюбодей, и так далее. Все эти пороки задают отрицательным образом мою определённость, мою границу, но при этом не являются мной. Они — это тот предел, который я не буду переступать, чтобы не перестать быть хорошим человеком. Таким образом, я как хороший человек, существую субстанциально, а все пороки существуют во мне акцидентально как некая гипотетическая возможность моего небытия как хорошего человека.

Таким образом, если А существует как субстанция, как реально сущее, то оно содержит в себе не-А как момент своей определённости, как свою границу, но это не-А остаётся чистой возможностью, оно не реально, у него нет субстанции.

Теперь применим ту же самую логику относительно ангелов.

Пусть А — это ангел. Ангел — это, как мы знаем подлинное бытие. Это подлинное бытие совпадает со своим смыслом и таким образом мыслит самого себя, то есть, является абсолютным самосознанием, умом.

Ангел знает себя и знает, что его знание о самом себе и его бытие совпадают. Он есть самосознающая мыслящая субстанция. Но если он знает себя, значит, он знает и всё иное себе. Он знает и всё то, чем он не является. То есть, он знает и все те искажения, и всё то зло, которым он мог бы стать, если бы переступил определённый предел.

Кроме того, ангел знает и Причину своего бытия. Он знает, что источник его жизни — это то вышемысленное Первоединство, из которого он происходит. Ангел получает энергию своего самоопределения из того, что выше его, и направляет свою волю к этому Первоисточнику и таким образом совершает своё самоопределение, мышление самого себя и мышление своей Первопричины. Он произошел из абсолютного Блага и направил всю свою энергию к абсолютному Благу, став его определённым образом. Так он стал максимальным подобием абсолютного Блага, его проявленностью, образом Блага, Истины и Красоты.

Но определив себя, ангел определил и всё иное себе. Определил отрицательно, как чистую возможность, как своё не-бытие. Как не-благо, не-истину и не-красоту.

Существование ангела как субстанции совершенно не требует существования его противоположности как субстанции. Не-бытие, не-благо и не-красота вполне могут оставаться лишь абстрактной идеей, существующей лишь как граница в самоопределении ангела. Если ангелы существуют как совершенное бытие, то тем самым существует и логическая возможность существования демонов, зла, не-бытия, но, как мы уже поняли, это не означает, что это зло или не-бытие существует субстанциально и не означает, что демоны должны существовать субстанциально. Существование зла возможно, но не необходимо. Ангел может стать демоном, но может и не стать.

Возникновение демонов

Как тогда возникают демоны? Они возникают как результат ангельской свободы, как результат исчерпания возможностей абсолютно свободного существа.

Что означает быть абсолютно свободным? Это означает определять себя, образ своего бытия исключительно из самого себя. И если Первопричина порождает (или творит) абсолютно свободное существо, то у этого существа есть только две возможности:

  1. произойдя из первопричины вернуться к ней, то есть, максимально реализовать заданный Первопричиной потенциал. Так образуется совершенное бытие, полностью подобное своей Первопричине;
  2. либо, произойдя из первопричины, не вернуться к ней, направив всю данную Первопричиной энергию на утверждение ее противоположности. Так образуется не-бытие как активное отрицание бытия.

Графически свободное самоопределение ангелов можно представить как возникновение круга на фоне. Круг, будучи свободным существом может утвердить себя именно как круг. Либо, во втором случае тем же самым актом самоопределения утвердить себя как не-круг, как свою же собственную противоположность.

Первопричина, будучи Первопричиной бытия, не может утверждать небытие, ее исходящая энергия направлена именно на утверждение бытия. Но уже само сотворённое бытие, будучи свободным живым умом, либо утверждает себя как бытие, либо всю эту энергию направляет на не-бытие, пытаясь утвердить его субстанциально.

Дионисий Ареопагит: как сотворенные Богом демоны могут быть злыми? Ведь Добро вводит в бытие и являет добро. Хотя они … и зовутся злыми, но – не поскольку существуют, ибо они происходят от Добра и получили хорошую сущность, но поскольку не существуют, оказавшись не в состоянии … «сохранить свое достоинство» (Иуд. 6). В чем же … демоны стали хуже, … как не в том, что они утратили связанные с божественными благами свойство и энергию?

демоны злы не по природе, но от недостатка ангельских благ.

То есть, Бог творит бытие (ангельскую сферу), но бытие, будучи совершенно свободным в своём самоопределении, само распадается на бытие и не-бытие. Часть ангелов уподобляется своей Первопричине, а часть становится ее активным отрицанием (причем, энергию своего отрицания они берут у той же Первопричины).

Поскольку это чисто смысловая сфера, т.е. сфера чистого мышления, то здесь невозможны никакие степени: тут может быть либо А, либо не-А, третьего не дано. Поэтому ангелы либо по-максимуму утверждают своё бытие, либо отпадают в свою противоположность.

Это в нашем становящемся мире человек может быть и в чём-то хорошим, а в чём-то нет. В духовной же сфере нет оттенков, потому что это сфера логических принципов, сфера бытийной полноты, здесь всё существует по-максимуму.

Субстанция демонов

Имеют ли демоны субстанцию? Судя по всему, имеют, поскольку они остаются тождественными себе по своему существу. А, как пишет Дионисий Ареопагит, быть тождественным себе — это свойство Добра, то есть, это то единственное свойство, которое демоны имеют от своей благой Первопричины.

они не совершенно непричастны Добру, поскольку существуют, живут, думают и вообще у них есть какое-то движение желания.

Но эта самотождественность у них стремится к нулю.

они оказались неспособны к соответствующей их природе деятельности. Их зло — это отступничество, уход от того, что им подобает, … отступление и отпадение от создающей их совершенство силы.
[О божественных именах, 23]

Поскольку не-бытие не может быть субстанцией, то демон — это такое бытие, энергия которого пущена на утверждение не-бытия. То есть, если у ангела максимум субстанциальности и минимум акцидентальности, то у демона минимум субстанциальности, но максимум акцидентальности.

Если благой ангел бытийствует по формуле «А есть А» и содержит в себе не-А как свою сведённую к минимуму не-сущую акциденцию, то падший ангел сводит к минимуму своё бытие и доводит до максимума свою акциденцию. Его бытие можно обозначить формулой «А есть не-А».

Стало быть, демон — это ангел, смысл которого максимально не совпадает с его бытием. Поэтому он отец лжи, так как изначально утверждает не-сущее.

Это можно понять на примере из нашей жизни, ведь в нашей жизни всё происходит по образцу, заданному в ангельской сфере. Так, отец является причиной бытия своего сына. И у сына есть возможность либо стать во всём подобным своему отцу, либо стараться стать максимально на него непохожим. Во втором случае сын будет максимально искажать в себе образ отца и будет всячески пытаться уничтожить даже малейшее проявление своей связи с отцом. Будучи сыном, то есть, по определению образом отца, он будет стараться существовать как не-сын, как не-образ. Точно также сегодня проявление этого мятежного духа мы видим в западной культуре. Человек вместо того, чтобы быть человеком по образу и подобию Бога, всячески старается перестать быть человеком, старается исказить образ и подобие Бога. Он непотребно ведёт себя, занимается извращениями, стирает половые различия, стремится объединиться с искусственным интеллектом, и т.д. То есть, на языке логики, будучи А человек утверждает себя как не-А. Но все эти частичные искажения Первопричины возможны только потому, что существует максимально полное отпадение от Первопричины в смысловой сфере. Только потому, что существуют демоны. 

Не-А само по себе не может существовать; оно может существовать только как отрицание А. Не-А — это отринувшее себя А. Демон — это ангел, отказавшийся быть самим собой и образом Первопричины.

Так что поскольку демоны существуют, они существуют из Добра, и они благи, и стремятся к Прекрасному-и-Добру, желая быть, жить и постигать сущее. А по причине лишения, удаления и отпадения от подобающих им благ они называются злыми. И они и суть злы в той мере, в какой не существуют. А желая не-сущего, они желают зла.

В какой степени существо возвращается к своей причине (согласно диалектической триаде) и является проявлением этой причины, в той степени оно существует. В какой степени оно отпадает и не возвращается, в такой степени оно не существует, не бытийствует, находится вне истины. Демоны в максимальной степени не существуют (т.е. отрицают бытие), и потому в максимальной степени злы.

В этом и состоит суть традиционного учения о том, что зло — это не-бытие или недостаток блага. Это не значит, что зла не существует или что оно неактивно. Да, его нет в бытии, т.е. в сфере ангельских первообразов, оно не существует субстанциально. Но оно существует как активность множества отдельных умов, направленная на утверждение себя как своей противоположности.