О сущности красоты

Подписчик Иван Долинов задал вопрос по теме, затронутой в разборе «Гравитации». Он пишет:

В разборе вы говорите: "...в христианской философии любовью является сама первопричина сущего, т. е. Бог. Она пронизывает весь мир, связывая всего его части, и устремляется к самой себе как красоте". Можете пояснить фразу: "устремляется к самой себе как красоте" и особенно слово красота.

Собственно, мой текст отсылает к сочинению Дионисия Ареопагита «О божественных именах» (IV, 10), где мы читаем, в частности, следующее.

«прекрасное и благое для всех желанно, и вожделенно, и любимо, и через него и ради него худшее любит лучшее, устремляясь к нему, и существа одинакового порядка любят себе подобных, пребывая в общении [с ними], а лучшие — худших, промышляя о них, и каждые [любят] самих себя, сохраняя [друг друга], и всё, стремясь к прекрасному и благому, делает и желает все то, что делает и желает

<…> Сам Первовиновник всего по избытку благости все любит, все творит, все совершает, все содержит, все к себе привлекает и есть Божественное вожделение (эрос), благо в отношении блага чрез благо. Ибо сама любовь, создатель блага во всем сущем, изначала пребывая избыточно в благе, не допускает того, чтобы остаться самой без творящей силы, но побуждает его <т.е. благо> к деятельности по избытку силы, творящей все».

Здесь Дионисий говорит о том, что всё существующее стремится к прекрасному и благому. А всё прекрасное и благое происходит от Первопричины прекрасного и благого. Следовательно, всё стремится к Первопричине. А поскольку всё происходит от той же Первопричины, следовательно, Первопричина посредством всего стремится к самой себе.

Это и означает, что первопричина пронизывает все части мира. А части, устремляясь к себе, тем самым устремляются и к своей причине. А первопричина, стало быть, устремляется к самой себе.

Это аналогично тому, что мы говорили в предыдущих видео о смысле как причине и как цели. Смысл (отдельной вещи или всего мира) реализуется в материи и, стремясь реализовать себя наиболее полным и адекватным образом, устремляется к самому себе. Или, на примере конкретной личности, можно сказать так: я, обнаружив себя в данном месте и в данное время, познаю себя и окружающее, чтобы реализовать себя как прекрасную и совершенную личность, задатками которой я обладаю. Таким образом, я реальный устремляюсь к самому себе как идеальному. Уже здесь начинает проявляться понятие красоты.

Причастность к красоте

Теперь разберёмся, почему первопричина является красотой.

Вокруг себя мы наблюдаем множество более или менее красивых вещей. (В философии под вещью понимается всё, что имеет действительное и самостоятельное существование. Поэтому под понятие вещи подпадают и люди, и другие живые существа, и независимые от познающего субъекта сущности.)

Итак, некоторые вещи красивы, некоторые нет. Красивые вещи красивы либо сами по себе, либо потому, что они причастны красоте. Что касается окружающих нас предметов, то они могут быть в одно время красивы, а в другое — нет. Например, сегодня эта женщина красива, а завтра по причине возраста или каких-то других изменений, она теряет свою красоту. Стало быть, она красива не сама по себе, а по причастию к красоте. И таким образом, мы мысленно разделяем красивую вещь на 1) вещь и 2) красоту саму по себе.

Здесь та же логика, как и в случае с бытием, который мы разбирали. У существующей вещи некоторые части появляются, а некоторые исчезают. Следовательно, вещь причастна бытию лишь частично. Она и есть, и не есть — и существует, и не существует. То есть, становится.

Так же, как мы мысленно отделяем бытие само по себе от вещи, которая ему причастна, мы различаем красоту саму по себе и вещь, которая может стать красивой, если приобщится к этой красоте.

Собственно, именно об этом я говорил в разборе фильма «Призрачная нить»:

«И, созерцая женскую красоту, мужчина прикасается к красоте самой по себе.

Поэтому мужчине-творцу нужна женщина-вдохновение, которая будет пробуждать в нем эрос, влечение к красоте. Женщина-вдохновение для мужчины — это видимое проявление того, чему он служит. Разумный мужчина не будет служить самой женщине, но он будет служить тому, что женщина воплощает.»

Здесь мы различили женщину и то, что она воплощает, т.е. идеал, красоту.

«Красивая женщина – это лишь явление чего-то большего. Красивых женщин много, но красота, которая в них проявляется – едина. Это должна понимать и сама женщина. Ее красота – это не ее заслуга: восхищаясь женской красотой, мужчина восхищается не столько женщиной, сколько красотой.»

То есть, логика должна быть понятна. Существует множество красивых вещей разного рода, но сам факт, что мы их все называем одним словом «красивые», указывает на их причастность к единой красоте. К красоте, которая сама по себе едина.

Сущность красоты

Теперь нужно выяснить, что такое красота.

Выражение

Красивая вещь — это вещь плюс еще что-то, что мы воспринимаем как красоту.

Вещь, как мы знаем — это смысл, реализованный в материи. Красивая вещь — это вещь, воспринятая нами и определённым образом проинтерпретированная, оценённая. Отсюда понятно, что красота всегда связана с явленностью вещи в том или ином сознании. То есть, красота — это не просто отвлечённый смысл вещи, не просто воплощенный в материи смысл, но это смысл определённым образом выраженный. Или, со стороны субъекта, понятый.

Любой человек — женщина или мужчина — реализует смысл человека. Но красивый человек еще и что-то выражает своей красотой. Из нашего опыта мы знаем, что красивая личность (не обязательно внешне красивая) как бы активно излучает нечто и тем самым воздействует на окружающих (разумеется, на тех, кто способен воспринимать эту красоту). Иногда в таких случаях говорят о флюидах или эманациях, которые исходят от красивого человека или красивой вещи. Разумеется, с философской точки зрения, никаких физических истечений из вещи не происходит, эти переживаемые нами излучения или истечения — суть проявления смысловые, то есть, воспринимаемые только в сознании.

Итак, красота — это определённым образом явленный, или выраженный смысл.

Оценка

В восприятии красоты содержится момент оценки. Одно дело просто смотреть (глазеть) на вещь, а другое дело — смотреть и оценивать ее эстетически. Стало быть, при оценке вещи как красивой, присутствует некий критерий, с которым мы сравниваем воспринимаемую вещь. Этот критерий обычно называется идеалом.

Разумеется, сравнение вещи с идеалом происходит не так, что мы с одной стороны созерцаем идеал, а с другой стороны смотрим на вещь и сравниваем. Нет, в красивой вещи мы видим красоту моментально. Мы как бы узнаём в вещи идеал. Идеал как бы видится сквозь вещь, просвечивает сквозь нее. Так происходит потому, что идеал, с одной стороны, изначально присутствует в нашем уме как форма, упорядочивающая внешние впечатления. А с другой, он воплощается в вещи. То есть, с одной стороны, мы видим идеалом, или идеей как формой. А с другой — мы видим в вещи идеал, или идею, как содержание.

Плотин об этом пишет так:

красота «есть нечто такое, что мы понимаем с первого взгляда, о чем душа говорит сразу же как об известном, что узнаёт и принимает как что-то себе созвучное. … Мы истолковываем это так, что душа, поскольку она по своей природе есть то, что она есть, направлена на лучшее в сущностно существующем <т.е. на ум>; так что, как только она видит что-нибудь родственное или след родственного, она радуется, трепещет, возносится к нему, вспоминая себя и свое» (Энн., I 6 2).

То есть, мы откликаемся на красоту, поскольку она родственна нам, присутствует в нашей душе. И видя красоту, мы как бы вспоминаем сами себя, возвращаемся к самим себе.

Поэтому те, кто влюблены, видят в возлюбленном как бы свое собственное отражение, лучшую версию самих себя. И относятся к возлюбленным, буквально как к самим себе. А певцы потом по-своему выражают этот опыт: «Я — это ты, ты — это я», «Гляжусь в тебя, как в зеркало», и т.п.

Таким образом, красивая вещь — это воплощенная идея, в которой проявил себя идеал. А идеал, или красота — это смысл в своём максимальном выражении, в своей адекватной явленности.

Тождество субъекта и объекта

Вообще, любое познание возможно только в том случае, если в субъекте и объекте есть нечто общее, которое присутствует и в субъекте, и в объекте. Это общее и есть идея, или смысл, или, если угодно, форма. В субъекте эта форма выступает как то, что объединяет воедино внешние впечатления, а в объекте она выступает как то, что объединяет воедино материальные части. Таким образом, мы видим вещи идеей, а в вещах видим идею. Поэтому красота и присутствует в предмете, и находится в глазах смотрящего.

Подлинные философы вроде Платона или Плотина могли восходить от красивых предметов непосредственно к красоте самой по себе. Они на своём опыте достигали той точки, где совпадают субъект и объект, мышление и бытие, душа и ум, а также эстетический критерий и эстетическое содержание. В результате они переживали созерцание чистой красоты как умопостигаемого света.

Заключение

Мы в общих чертах рассмотрели тему красоты и обозначили ее место в структуре действительности. Разумеется, с этой темой связано множество сопутствующих вопросов типа «почему у разных субъектов идеалы красоты разные?», то есть, как связаны абсолютный идеал и идеал относительный. Также с темой идеала связана и важная тема ложных идеалов, как можно ложный идеал отличить от истинного. Оставим рассмотрение этих тем на будущее.

Литература