Сознание (2). Ступени сознания и самосознания

Сознание

Итак, мы установили, что сознание — это деятельность смыслового различения. Сознание различает смыслы. Что же сознание различает в первую очередь, на самом примитивном уровне? Какие именно смыслы?

В первую очередь сознание (или субъект сознания) отличает себя от иного. Я, чтобы быть собой, отличаю себя от того, что мной не является. Это самая примитивная ступень сознания: вот я, а вот это не-я.

Это действие различения себя и иного действует постоянно как непрерывный акт отграничения, как постоянное проведение своей границы. Так действует любое живое существо: оно всегда отличает себя от своего окружения. Оно всегда знает, что вот здесь — это оно, а вот там — не оно. Здесь субъект, а здесь инобытие этого субъекта.

В чём проявляется это знание?

Во-первых, в том, что любое живое существо реагирует, т.е. отвечает на внешние воздействия. Это свойство обозначено в биологии термином раздражимость. Раздражимость является классическим критерием, по которому отличают живое от неживого.

Мы об этом знаем с шестого класса школы, но нам никогда не приходило в голову считать это сознанием, правда? Тем не менее, это именно первая ступень сознания, потому что в реакции организма уже проявляется знание организма о том, что есть он и что есть иное.

Во-вторых, различение себя и иного проявляется в том, что живое существо активно стремится сохранять свою цельность, единство. Неживые вещи безразличны к своей цельности. Их цельность чисто механическая, внешняя. В них нет стремления сохранить себя. Их можно безболезненно разделять на части и из частей составлять новые цельности.

Напротив, организм — это уже не просто совокупность частей, которые соединены внешним образом. Это субъект, который сам из себя развивает свои части. И этот субъект является единым и цельным. Можно сказать, что в организме действует целое, и это целое организует свои части. Стало быть, организм «знает», что нечто является его частью, а нечто другое — не является.

И в-третьих, различение себя и иного проявляется в том, что живое существо может превращать иное в себя, а себя — в иное. При этом оно остаётся самим собой и не теряет своего единства и цельности.

Например, в процессе питания организм потребляет извне то, что ему нужно для жизнедеятельности. Он усваивает, т.е. делает своим, превращает в себя то, что ему подходит извне. И исторгает из себя то, что ему уже не нужно. Так, растение усваивает из окружающей среды воду, минеральные вещества, углекислый газ, а также создаёт органические вещества путем фотосинтеза. Всё это оно превращает в собственное тело. Это и значит, что организм (субъект) превращает иное — в себя.

Таким образом происходит постоянное становление границы организма. Организм как бы постоянно захватывает инобытие, усваивает его и отторгает. Но при этом он остаётся самотождественным, т.е. сохраняет смысловое единство, единство формы.

Было бы это возможно, если бы организм никоим образом не знал себя и не знал иного? Конечно нет. Понятно, что это знание совершенно безотчётно и бессознательно. Субъект здесь совершенно не сознаёт сам себя, не обладает самосознанием. Тем не менее, он отличает себя от иного, а значит, знает себя и иное, но при этом он не знает самого своего знания, и не знает, что есть он сам, а что есть иное.

Ощущение

Итак, первая ступень сознания проявляется в факте раздражимости. Следующая ступень — это ощущение.

Растения и простейшие организмы — не ощущают, но реагируют и раздражаются. Здесь субъект хоть и отличает себя от иного, но не знает даже факта своей реакции.

Животные — уже ощущают.

В ощущении субъект не просто отличает себя от иного, но уже знает сам факт этого отличения. Он не просто раздражается на внешние воздействия, но он осознаёт факт воздействия и осознаёт своё раздражение. Так возникает ощущение.

Животное ощущает границу между собой и иным. Если нечто чуждое пытается вторгнуться в организм, животное ощущает боль. Оно знает, что ему больно, но еще не знает, кому больно. Ему просто больно.

Но и боль, и удовольствие, и нейтральные ощущения — это тоже формы знания себя и иного, а значит, это разновидность сознания. Организм может ощущать боль только в том случае, если он каким-то образом знает, что внешнее воздействие будет ему во вред. И испытывать удовольствие можно только тогда, когда каким-то образом знаешь, что за ним может следовать польза. А значит, в ощущении уже как-то присутствует понятие цели.

Самой простой целью организма является сохранение себя. А цель, как я говорил в самых первых видео, — это один из аспектов смысла. Это значит, что даже в самых примитивных жизненных процессах незримо на заднем плане присутствует смысл жизни и ее цель в виде самосохранения.  И то, что современные биологи отрицают целесообразность органической жизни, говорит лишь о том, что они не понимают сущности тех процессов, которые изучают.

Жизнь изначально целесообразна. И ее целью является она сама.

В чистом ощущении иное дано субъекту, но дано в нерасчлененной форме. Представьте, что вы в полной темноте и можете лишь ощупывать окружающие предметы. Вы будете ощущать только сопротивление внешних предметов, но не будете их качественно различать. Вы будете знать, что есть нечто иное вообще, но не будете знать, что это за иное, потому что на уровне ощущения сознание еще не различает смысла предметов, не различает их качественности.

Поэтому Гегель говорит: «Простое чувственное сознание – это непосредственная достоверность некоторого внешнего предмета».[1] То есть, субъект непосредственно ощущает, что предмет есть и существует здесь и сейчас и определён в себе самом. Но на этом его знание заканчивается. Он не знает ни что это за предмет, ни кто об этом знает.

Самосознание

Однако, ступень ощущения — это уже начало перехода от простого сознания к самосознанию.

В ощущении субъект уже начинает различать собственные переживания. Ведь когда я ощущаю, я переживаю изменения внутри самого себя.

Это первая ступень рефлексии: реакция организма здесь уже направлена не просто вовне, к иному, как в раздражении, но также и вовнутрь, к себе.

Восприятие

Когда субъект начинает фиксировать не просто сам факт ощущения, но начинает различать разные ощущения, он переходит к восприятию. Потому что, если я испытываю разные ощущения, значит, я различаю разные качества объекта.

И таким образом, в восприятии субъект уже воспринимает окружение раздельно и расчлененно. Иное теперь предстаёт ему не как безразличная масса неизвестно чего, но как множество самостоятельных цельностей — множество вещей с различными свойствами.

То есть, сознание на этой ступени уже не просто различает себя и иное, но уже и различает нечто в ином. А как это возможно? Это возможно только при наличии в субъекте идеальных форм восприятия.

Ведь субъект различает вещи не произвольно, но в соответствии с их смыслом. Например, птицы будут есть только съедобные ягоды и не станут есть ядовитые. Они различают их по внешнему виду, а как мы знаем, вид и форма — это почти синонимы смысла. Мы видим вещи благодаря смыслу, т.е. идеальной форме, которая присутствует в нашем сознании.

То есть, в восприятии присутствует и смысл предмета как всеобщая форма, и единичное воплощение этого смысла в данной конкретной вещи. Воспринимая ягоду, я вижу данную единичную ягоду, но вижу я ее постольку, поскольку в моём сознании есть идея ягоды вообще. Благодаря идее, смыслу я отличаю ягоды от не-ягод, съедобную ягоду отличаю от несъедобной, и т.д.

Таким образом, восприятие необходимо предполагает мышление, как бы присутствующее на заднем плане. Восприятие — это как бы смесь единичного и всеобщего. Единичное мы ощущаем, всеобщее (смысл) мы мыслим.

Представление

Однако, можно воспринимать, но не знать того факта, что ты воспринимаешь; можно воспринимать, но не знать самого восприятия. Птицы и животные воспринимают, но не осознают факта своего восприятия. В их сознании есть идеальные формы, но они не отличают эти формы от внешних вещей. Надо сказать, что люди большую часть своей жизни тоже проводят на этой ступени — мы воспринимаем, но не осознаём факта нашего восприятия.

Если мы не рефлексируем наши ощущения и восприятия, то они для нас являются бессознательными или, точнее, несознаваемыми. Так, Гегель пишет:

«В своей повседневной жизни мы хотя и обладаем сознанием, но не сознаем того, что мы есть сознание; многим, начиная с присущего нашему телу, мы обладаем бессознательно; например, жизненные отправления, необходимые для нашего самосохранения, мы совершаем и тогда, когда об их характере у нас нет еще сколько-нибудь точного представления».[2]

Если же субъект начинает различать сами формы восприятия, начинает отделяет внутренние образы восприятия от тех внешних вещей, к которым эти образы относятся, он переходит к новой ступени сознания — к представлению.

В представлении субъект различает внешнюю вещь и ее внутренний образ. Он может абстрагировать внутренний образ от вещи и сосредоточиться только на нём. (Пред-ставить — это и значит ставить пред собой образ вещи.)

Но раз субъект может отличить образ от вещи, то это значит, что он различает и акты своего сознания. Ведь образ вещи сформирован сознанием, это продукт деятельности сознания. Стало быть, сосредоточиваясь на образе, мы отличаем результат действия нашего сознания от нас самих как источника сознания.

Таким образом, на ступени представления субъект переходит от просто сознания к самому настоящему самосознанию.

Когда я представляю нечто, я выделяю и делаю предметом своего внимания своё же внутреннее содержание. А моё содержание — это в каком-то смысле я сам. Я представляю предмет, но я знаю, что это я его представляю, и я знаю, что этот предмет — не реальная вещь, но мое представление. То есть, в представлении я делаю себя (акты своего сознания) своим собственным предметом, значит, я отличаю себя от себя же.

Восприятие и представление — это и есть то, что в обыденной речи называют сознанием, и из-за этой неточности у учёных возникает терминологическая путаница и ошибки в выводах. Иногда про сознание говорят, что это «картинка» в голове. «Картинка в голове» — это и есть осознанное восприятие, либо представление, т.е. — самосознание.

В следующей части мы разберем высшую ступень сознания — мышление. И узнаем в чем особенность этой ступени.

Рекомендуемая литература:

• Г.Гегель. Философская пропедевтика. Гл. «Пояснения к введению, §1-7; гл. «Феноменология духа, или наука о сознании», §1-21.

• А.Лосев. Философия имени, С.661–677.

 

[1] Гегель. Философская пропедевтика. Гл.Сознание вообще. §11., с.81

[2] Гегель. Философская пропедевтика. Пояснение к введению, §3. С.15.