Сознание и жизнь. Разбор затруднений

1. Реакция организма и реакция механизма

У одного из подписчиков возник следующий вопрос по поводу сознания как реакции и раздражимости.

если к кнопке подключить динамик/батарейку/лампочку/итд, можно говорить, что предмет реагирует, разве нет? Опять же, можно обложить это шипами итд и он как будто будет защищаться

Проще говоря, предмет, ограждающий себя от внешнего воздействия и реагирующий на него вполне может существовать, но не иметь сознания.

В чем разница между амебой и роботом-пылесосом? Или грибницей и интернетом?

На мой взгляд отличительным признаком жизни остается только способность к саморепликации

для наличия сознания _необходима_ жизнь?

Разберем его по частям.

если к кнопке подключить динамик/батарейку/лампочку/итд, можно говорить, что предмет реагирует, разве нет? Опять же, можно обложить это шипами итд и он как будто будет защищаться

То есть, вопрос в следующем: с одной стороны, мы говорим, что сознание — это способность к реакции и раздражению. С другой стороны, техническое устройство вроде бы тоже может раздражаться, однако сознания у него нет. В чем тогда разница?

Разница в том, что организм — это субъект, а тех. устройство — нет. Посмотрите моё объяснение субъекта на сайте. Субъект, будучи живым существом, создаёт себя сам; он сам утверждает своё бытие. Напротив, тех. устройство существует лишь за счет человеческого субъекта. Это как бы продолжение человеческого субъекта, его частичная копия.

Вообще, всякий раз, когда люди начинают сравнивать организм с тех. устройством, они совершают грубейшую ошибку: они выносят человека за скобки и начинают рассматривать созданное им устройство как нечто самостоятельное и независимое. Но ведь тех. устройство во всех отношениях зависимо от человека. Начиная с того, что получило от него своё бытие и заканчивая тем, что человек должен постоянно поддерживать его работоспособность. Человек создаёт устройства, имитирующие работу сознания только потому, что он сам обладает сознанием, и он лишь повторяет то, что находит в самом себе.

В том-то и состоит опасность сравнения живого существа с техническим устройством. Сначала мы используем техническую метафору для объяснения организма, а потом перестаём понимать, в чём же между ними разница и начинаем к живому относиться как к механизму. Типа, живое — это тоже механизм, только очень-очень сложный.

Но на самом деле, организм и механизм — это две принципиально разных категории бытия. В механизме оформляющая его идея существует и оформляет его части как бы извне. Тогда как в организме идея является самим существом, самой сущностью организма, его движущим и оформляющим принципом. В организме его идея движет и управляет каждой его частью и приводит их в согласованное единство.

Кроме того, механизм и организм отличаются и в плане цели. Цель механизма — это тоже нечто внешнее ему. Тогда как организм сам для себя является целью. 

Цель чайника — служить человеку; и эта цель ему задана извне человеком. Цель же организма находится в нём самом: он строит себя не для чего-то внешнего, а для самого себя же.

Когда мы создаём чайник, который реагирует на кипящую воду и выключается, мы внешним образом задаём ему условия, при которых он будет поступать именно так, а не иначе. Мы в отношении чайника выступаем как законодательный принцип, как закон его существования и поведения. Мы извне накладываем на чайник правила его реагирования.

Поэтому чайник никак не определяет сам себя, он не выбирает, как ему реагировать, да и сама его реакция на кипяток не органическая, а механическая. Она происходит по простым физическим принципам, которые мы упорядочили так, как нам нужно.

Да, его отключение — это реакция. Но это принципиально другой тип реакции в отличие от реакции организма.

Вы знаете широко распространенное объяснение сознания как отражения действительности. Но ведь и зеркало отражает действительность, однако, мы же не думаем, что зеркало обладает сознанием, ведь оно отражает только физические проявления действительности, тогда как сознание отражает проявления смысловые.

То же самое и с реакцией. Реакция может быть чисто физической, то есть основанной на материальных свойствах тел. Пар нагревает металлическую пластинку, и она размыкает контакты.

Но реакция также может быть органической, а значит, сознательной. То есть, основанной на знании себя и знании иного. Моё тело знает, что кипяток опасен для моего существования и реагирует тем или иным способом. Здесь реакция не просто физическая, а смысловая, в ней присутствует и понятие целого (т.к. организм стремится поддерживать себя как целое), и понятие цели (т.к. цель организма поддерживать самого себя).

Поэтому какое бы мы устройство не сделали оно не будет иметь сознания, потому что оно не живое, оно не субъект, оно не утверждает само свое бытие, не знает себя и не знает иного. (О связи сознания и жизни скажем позже)

Тогда как человек, обладая знанием себя и иного, вкладывает это знание в устройство. Определяет, на что оно должно реагировать и что должно защищать. В любом случае остаётся субъектом только человек, а устройство остаётся лишь более или менее полной его имитацией.

Живой организм всё это делает сам. Он сам создаёт себя, сам познаёт себя и иное, сам владеет знанием, сам создаёт органы для своей жизнедеятельности и самозащиты. Он является и источником активности, и ее целью.

2. Сущность жизни и саморепликация

предмет, ограждающий себя от внешнего воздействия и реагирующий на него вполне может существовать, но не иметь сознания.

В том-то и дело, что такой предмет не может существовать, если его не создаст кто-то, обладающий сознанием.

На мой взгляд, отличительным признаком жизни остается только способность к саморепликации

Обратите внимание на разницу двух подходов: 1) найти отличительный признак жизни и 2) определить сущность жизни.

Первый подход — чисто рассудочный. Именно таким подходом пользуется наука: взять что-то живое и что-то неживое, перечислить все признаки того и другого и таким образом найти отличительный признак живого.

Это подход чисто внешний. Он не интересуется сущностью жизни; он останавливается только на формальной стороне, на явлениях, и раскладывает эти явления на части, на признаки. В таком — научном — подходе есть два фундаментальных недостатка.

Первый недостаток: он берет во внимание только известные явления.

Вот, науке известна жизнь в виде белковых тел, она и изучает эти белковые тела и исходя из них перечисляет так называемые «признаки жизни» — генетическую программу, обмен веществ, самовоспроизведение.

Но ведь, чисто логически, жизнь может существовать и в других формах. Даже наука допускает существование неуглеродных форм жизни.  А значит, перечисленные признаки жизни вовсе не являются ее сущностными свойствами.

Посмотрите статью в Википедии «Альтернативная биохимия / Нехимические способы жизни». Жизнь вполне мыслима и без белкового тела.

Мало того, для некоторых типов живых существ вообще не требуется материальное тело и саморепликация. Например, в психологии существует широко известное понятие «психологический комплекс». И если вникнуть в это явление, то мы увидим, что комплекс — это не что иное как психический организм, т.е., по сути, живое существо, существующее в сфере психики. В современной психологии также используется понятие субличности, или энергетической модели.

А если мы отойдем от науки и перейдем к мифологии, то увидим, что возможны и умопостигаемые живые существа — боги, ангелы. Им не нужна саморепликация, потому что они живут вечно.

И вечная жизнь, о которой говорит религия и которую может достичь человек — это вовсе не жизнь с вечным обменом веществ и самовоспроизведением. Это вообще другой ТИП жизни.

И сейчас совершенно неважно, верите вы в существование богов и в вечную жизнь или нет. Важно то, что понятие жизни вовсе не заключает в себе идеи физических процессов и самовоспроизведения. Жизнь — это определенный способ существования, но реализовываться он может совершенно по-разному.

И если возможны разные типы жизни, и все эти типы мы называем одним словом «жизнь», то значит, все они содержат в себе некоторое сущностное свойство жизни. И это сущностное свойство вовсе не будет свойством «саморепликации». Это будет что-то другое.

Таким образом, сводя понятие жизни к саморепликации, вы просто-напросто ограничиваете жизнь, рассматриваете только какую-то ее узкую часть. И биологи, которые изучают процессы репликации ДНК, постигают вовсе не сущность жизни, а лишь одну из форм ее реализации.

И если наука себе может позволить ограничить понятие жизни до той сферы, которую она изучает, то философия, которая охватывает вообще все сферы бытия, обязана понимать жизнь так, чтобы это понимание жизни (понятие жизни) подходило вообще для любых живых существ. Неважно, реальных или нереальных. Философия должна постичь саму сущность жизни, должна вывести КАТЕГОРИЮ жизни, благодаря которой мы и отличаем живое от неживого.

Второй недостаток научного подхода вытекает непосредственно из первого.

Занимаясь изучением явлений жизни и поиском «признаков живого» мы не замечаем очевидного: сам факт того, что мы ищем отличительные признаки живого, предполагает, что мы УЖЕ отличили живое от неживого. Отличили уже ДО того, как начали искать отличительные признаки.

Сущность жизни дана нашему уму совершенно непосредственно. И поэтому, чтобы понять ее, нам даже не нужно заниматься научными исследованиями. Нам достаточно один раз увидеть живое существо и один раз увидеть неживую вещь, чтобы понять отличие живого от неживого. И на основании этого простейшего опыта можно затем чисто логически вывести категории живого и неживого.

Учёные признают, что не могут дать точного определения жизни,[1] и это неудивительно. Потому что логическое, т.е. смысловое определение таких фундаментальных понятий — это результат не эмпирических исследований, а результат феноменологического прояснения сущности предмета.

В видео «Душа как самодвижность» мы разбирали понимание жизни как самодвижности. Мы выяснили, что живое — это то, что является причиной движения самого себя, или причиной своей активности. А затем мы выяснили также, что живое является и ЦЕЛЬЮ для самого себя.

Что логически первично: активность или репликация? Разумеется, активность, потому что репликация — это только один из видов активности. Чтобы реплицировать себя, нужно уже обладать свойством активности, нужно уже быть активным. Стало быть, жизнь — это в первую очередь активность и только потом уже репликация.

Теперь, попробуйте вникнуть в сущность самой репликации. Можно ли реплицировать себя, не зная себя? Можно ли реплицировать что-то, не зная того, ЧТО реплицируешь? Ответьте на этот вопрос, не обращаясь к примерам с техническими устройствами. Потому что легко можно сказать: «а вот станок штампует одинаковые изделия и не знает того, что он штампует».

Такие примеры вновь возвращает нас к той ошибке, когда тех. устройство рассматривается отдельно от создавшего его человека. Да, тех. устройство не знает, ЧТО штампует, но человек-то, создавший его, знает. Так что станок построен на основе ЗНАНИЯ того предмета, который нужно реплицировать.

Так вот, вопрос в том, возможна ли репликация без ВСЯКОГО ЗНАНИЯ предмета репликации? Людям хочется думать, что процесс репликации — это что-то спонтанное и бессмысленное, которое вдруг на каком-то этапе становится чем-то осмысленным и целесообразным. Однако, это в принципе невозможно.

Да, бывают спонтанные и бессмысленные процессы вроде процессов кристаллизации. В которых из хаоса появляется строгая упорядоченность. Но очевидно, что в таких процессах отсутствует активность, ОБРАЩЕННАЯ на самого же субъекта активности. А репликация — это и есть процесс, обращенный на самого себя, а значит, в нем присутствует ЗНАНИЕ самого себя.

Ведь репликация — это не просто деление на части или возникновение новой структуры. Репликация — это ПОВТОРЕНИЕ. А где есть повторение, там присутствуют категории тождества и различия. Ведь повторить — значит создать новую вещь, и отличную от уже имеющейся вещи, и во всём ей тождественную.

Повторение предполагает категорию целого. Ведь репликация — это повторение целого, а не какой-то части. Повторение предполагает категорию цели. Репликация — это целесообразный и закономерный процесс. Это не просто распад, и не просто спонтанный процесс возникновения новой структуры. Это процесс, имеющий определённую цель.

И наконец, репликация предполагает СУБЪЕКТА активности. Субъекта, который направляет энергию биохимических реакций на САМОВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ.

А поскольку обращенность на себя означает ту или иную форму ЗНАНИЯ себя, то значит, репликация предполагает и СОЗНАНИЕ. (Разумеется, сознание не в популярном смысле, а в том смысле, в котором мы говорили о сознании в соответствующих роликах)

И здесь мы переходим к вопросу о том, необходима ли жизнь для сознания. Из вышесказанного уже достаточно очевидно, что как жизнь предполагает сознание, так и сознание предполагает жизнь. Потому что как сознание предполагает обращённость субъекта на себя, так и жизнь подразумевает обращённость на себя. И нам остаётся только чисто логически определить, как связаны между собой категории жизни и сознания.

3. Связь жизни и сознания

Мы обнаружили, что жизнь и сознание во многом схожи. Жизнь — это активность, постоянное движение, постоянный процесс. Сознание — это тоже активность и тоже постоянный процесс. В чём тогда разница между этими активностями?

Разница в том, что жизнь — это активность, так сказать, бытийная, активность существования. Тогда как сознание — это активность смысловая. Жизнь — это утверждение БЫТИЯ субъекта, это утверждение его как сущего. Сознание — это утверждение СМЫСЛА субъекта, утверждение его как сущности.

И жизнь, и сознание предполагают субъекта жизни и субъекта сознания. А раз это единый субъект, то может ли у него быть две совершенно независимых активности? Разумеется, нет. Раз субъект един, то его единство охватывает все его проявления, включая жизнь и сознание. Поэтому все, так сказать, «способности» субъекта неразрывно связаны между собой, все проистекают из единого первоисточника активности.

Поскольку на одних словах это всё довольно трудно понять, воспользуемся геометрической аналогией.

Процесс самоутверждения субъекта можно представить как акт проведения им своей границы, с помощью которой он отделяет себя от иного и тем самым утверждает себя. В результате проведения границы образуется замкнутая фигура (напр., круг); это и есть единый и цельный самоопределившийся субъект.

В полученной фигуре можно выделить несколько логических моментов.

1) Фон, на котором образовался круг — это исходное Первоединство субъекта,
2) сам круг — это бытие субъекта,
и 3) то, что за пределами круга — это отрицание круга, его граница, не-бытие. (Не-бытие не в смысле абсолютного небытия, а в смысле относительного не-бытия, отрицания бытия — т.е. это момент самого же бытия как принцип его определённости.)

Теперь вопрос: если мы нарисовали круг, то что мы тем самым утвердили? Бытие круга или смысл круга? Очевидно, что и то и другое. А это значит, что единый акт самоутверждения субъекта является одновременно И утверждением его бытия, И утверждением его смысла.

То есть, в единой фигуре присутствуют два аспекта: ее определённость — бытие, и ее форма — т.е. смысл. (Понятно, что если бы это был не круг, а квадрат, то смысл фигуры был бы другой.)

Значит, мы можем рассматривать фигуру лишь в аспекте ее бытия, существования. И тогда мы видим перед собой просто определённое НЕЧТО, смысл которого нам не важен. А можем отвлечься от бытия фигуры и рассматривать только ее форму, смысл. И тогда перед нами остаётся только одна лишь чистая видимость, идеальная сторона предмета. Тогда мы ВИДИМ круг, а существует он или нет, нам не важно. Нам важен только смысл, форма, значение, а бытие остаётся за скобками.

Если вы знакомы с гегелевской «Наукой логики», то помните, что он начинает свое исследование с бытия, а затем переходит к сущности, т.е. к смыслу этого бытия. При этом он говорит, что сущность — это «бытие как видимость».[2] Это то же самое, о чем мы сейчас говорим на примере круга: Гегель сначала рассматривает сущее в аспекте бытия, потом оставляет бытие за скобками и рассматривает то, что осталось — чистую видимость, смысл, сущность.

Потом, как вы знаете, Гегель переходит к синтезу бытия и сущности. Он называет это понятием и идеей, но по сути это не что иное как сознание, т.к. этот синтез объединяет в себе субъект и объект, мыслящее и мыслимое, бытие и смысл. Откуда берется этот синтез? Всё из того же единого акта самоопределения субъекта.

Один и тот же акт утверждает и бытие, и смысл. Т.е. два аспекта сущего. Но это означает, что этот же самый акт и различает бытие и смысл, и отождествляет их (т.е., объединяет).

Ведь бытие и смысл не оторваны друг от друга; это бытие и смысл одного и того же единого субъекта. Но вместе с тем, они различны. Это значит, что между ними есть как бы граница, а граница, как известно, это то, что одновременно и разделяет, и соединяет. Эта граница бытия и смысла и есть их синтез, в котором бытие становится смыслом, а смысл — бытием. Это и есть сознание как акт саморазличения-самоотождествления бытия и смысла.

То есть:

1. Бытие субъекта и смысл субъекта различны. Это значит, что субъект отличил себя от своего бытия, образовав тем самым себя как свой собственный смысл.

2. Но вместе с тем, бытие субъекта и смысл субъекта едины (тождественны). Так же как форма круга едина и тождественна с его определённостью. Это значит, что субъект, отличив себя от себя, вместе с тем и отождествил свой смысл с самим собой. Как бы встретился с самим собой в своём смысле, узнал себя.

Такой акт саморазличения-самоотождествления и есть не что иное как сознание. Этот акт в философской литературе также обозначают как самосоотнесение: я отличаю себя от себя и узнаю себя в отличённом, и таким образом, соотношусь сам с собой. Об этом написано даже в Википедии, в главе «Философские теории сознания». Написано совершенно правильно, только мало кто это написанное понимает. Все хотят получить определение сознания в терминах естественных наук, как описание физического процесса.

Однако определить сознание как нечто физическое невозможно, потому, как мы говорили, сознание — это не вещь, не сущее. Это именно акт самосоотнесения субъекта. И в этом акте субъект как бытие соотносится с собой как со смыслом, и таким образом осознаёт себя.

Поэтому я и говорил в самом первом видео о сознании, что сознание — это модифицированный смысл, усложнённый смысл. И действительно, как видим, смысл — это нечто статичное, это форма нашего круга. Тогда как сознание — это акт различения / отождествления формы круга с его бытием.

Поэтому сознание неотделимо от жизни, для сознания необходима жизнь, а жизнь не может быть без сознания. Потому что и то, и другое — это разные аспекты единой активности субъекта. Эту активность мы символически представили как акт проведения границы круга. И в результате этого акта образуются бытие круга, его смысл и — единство бытия и смысла, т.е. сознание. Все эти три аспекта неразрывно связаны, их невозможно оторвать один от другого. Их можно только различать в мысли, абстрагировать, но самостоятельно они не существуют.

 

[1] «На текущий момент нет единого мнения относительно понятия жизни, однако учёные в целом признают, что биологическое проявление жизни характеризуется: организацией (высокоупорядоченное строение), метаболизмом (получение энергии из окружающей среды и использование её на поддержание и усиление своей упорядоченности), ростом (способность к развитию), адаптацией (адаптированы к своей среде), реакцией на раздражители (активное реагирование на окружающую среду), воспроизводством (все живое размножается), информация, необходимая каждому живому организму, расщепляется в нем, содержится в хромосомах и генах, и передаётся от каждого индивидуума потомкам[4][5]. Также можно сказать, что жизнь является характеристикой состояния организма.»

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%96%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D1%8C

[2] Энц., с.264.