Свобода и необходимость (3)

Мы выяснили, что когда человек начинает мыслить, он возвышается над любыми физическими процессами и для него становится возможным изменять самого себя на основе логических выводов.

Только вдумайтесь: тот факт, что человек свободен благодаря способности мыслить еще менее 100 лет назад был самоочевидным. А сейчас, на фоне пресловутых «успехов нейронаук» это приходится доказывать. К человеку прогресс явно не имеет отношения…

Мы убедились, что смысловая сфера не зависит ни от чего физического. Кроме того, как мы уже знаем, именно смысловая сфера является Перводвигателем, первопричиной активности всего психического и физического. Об этом мы говорили в видео «Душа как самодвижность».

Причина самой себя

Смысловая сфера — это бытие и смысл всех становящихся вещей. Вещи возникают и уничтожаются, т.е. приобщаются бытию и переходят в небытие, но само бытие остаётся неизменным; оно не может перестать быть, ведь на то оно и бытие. В отличие от всего становящегося (т.е. физического, биологического и психического) эта сфера абсолютно неподвижна: она не возникает, не изменяется и не уничтожается.

Вместе с тем, эта сфера есть нечто в себе определённое. А поскольку нет ничего, что могло бы ее определить извне, стало быть, она есть то, что определяет самое себя и является причиной самой себя — causa sui.

Первоединое

Но определённость всегда означает двойственность. Ведь если бытие определяет себя, значит оно полагает себе границу; своё собственное отрицание. Но если граница бытия — это необходимый момент в самом бытии (ведь бытие само ее полагает), значит, бытие и его отрицание в чем-то тождественны. Они изначально тождественны в своём едином истоке.

Этот исток в философии так и обозначается: Единое, или Первоединое. Также, Платон называет его Благо. Потому что всё из него происходит и всё к нему стремится.

То есть, если бытие — это определённость, а определённость предполагает двойственность (границу и ограничиваемое), то двойственность предполагает исходное единство.

Единое — это то, что выше бытия и выше любого разделения и различения. Это то, про что невозможно даже сказать, что оно есть. Потому что, если мы скажем, что оно есть, то значит, мы отличим его от всего иного, отграничим. А отграничить — значит сделать двойственным. Но Единое — недвойственно. И вот на фоне этой исходной недвойственности и оформляется Бытие.

Таким образом, в смысловой, или умопостигаемой, сфере — в бытии, рассмотренном как причина самого себя, — мы обнаруживаем несколько моментов. 1) Бытие как свой собственный исток; синкретическое Единство, которое представляет собой еще полную неопределённость. 2) Бытие как процесс определения самого себя; как акт проведения собственной границы. 3) И, собственно, определившееся бытие; результат проведения границы.

То есть, чтобы быть причиной самого себя, или определить самого себя, необходимо отличить себя от себя же. А это значит, нужно быть

  1. субъектом, который еще не определён, но является истоком самоопределения;
  2. актом самоопределения;
  3. результатом самоопределения.

Обращу ваше внимание на то, что этот процесс самоопределения бытия происходит не во времени и не последовательно. Ведь бытие — это то, что не меняется и не движется. Этот процесс чисто смысловой, умопостигаемый. Он дан нашему уму весь сразу и одновременно. А мы уже своим умом различаем логические моменты в этой умопостигаемой сфере и выстраиваем их логические связи. И разумеется, что до того, как мы стали различать эти логические связи в бытии, оно само различило их в себе еще до нашего мышления. Все эти моменты существуют одновременно и всегда.

Абсолютная свобода

И вот теперь мы можем понять, что такое абсолютная свобода.

Абсолютно свободное действие исходит от субъекта, определяется самим же субъектом и в качестве цели имеет самого же субъекта. Понятно, что субъект в таком случае должен быть абсолютно единым и единственным; это такой субъект, кроме которого уже ничего нет. Таким может быть только бытие.

Абсолютно свободное действие — это самоопределение бытия (или, что то же самое, самоопределение Первоединого). Первоединое, свободно самоутверждая себя, становится бытием. Оно утверждает себя абсолютно свободно, потому что кроме него ничего нет, и оно определяет себя самим же собой.

Но если самоопределившееся бытие определено самим же собой, то это значит, что оно обусловлено самим собой, т.е. само для себя является абсолютной необходимостью. А значит, в сфере бытия свобода и необходимость совпадают; абсолютная свобода и есть абсолютная необходимость.

Проецируя этот процесс на самих себя, можно сказать так: я сам свободно решаю, каким я буду и в соответствии с этим решением я свободно ограничиваю себя, т.е. сам полагаю необходимость быть тем, кем я являюсь.

Такая аналогия наших внутренних субъективных актов и актов самого бытия возможна, потому что структура нашего субъекта повторяет собой структуру бытия. И с помощью таких аналогий и саморефлексии можно лучше понять то, что происходит в бытии самом по себе. Но при этом не стоит забывать, что бытие абсолютно, тогда как мы — относительны. И то, что мы в реальной жизни можем считать нашим свободным решением, скорее всего таким не будет, потому что мы не единственный субъект, и наша свобода ограничена свободой других субъектов.

Вместе с тем, поскольку мы укоренены в бытии, то можно сказать, что наша сущность, наше подлинное Я (та наша часть, которая пребывает в вечности), самоопределилась совершенно свободно в соответствии с бытием как целым.