Воля человека VS воля Бога

Аудио: 

Очень часто у людей возникают вопросы: почему человек должен действовать по воле Бога? Как можно при этом быть свободным? Какой тогда смысл ставить свои цели и чего-то добиваться, если нужно полагаться на волю Божию?

Воля всеобщего

Все эти трудности в понимании воли Бога возникают оттого, что мы представляем ее чем-то внешним по отношению к нам. А если она внешняя, то она становится для нашей воли необходимостью и принуждением. Отсюда и возникает недоумение: зачем я должен подчиняться чьей-то внешней воле, пусть и самого Бога?

Но на самом деле, воля Бога — это не что-то внешнее. Воля Бога — это, в первую очередь, воля всеобщего, т.е. это воля той общности, которой мы принадлежим как индивиды. Что это значит?

Мы с вами, как индивиды, как неделимые единичности, являемся частью огромного множества общностей — мы часть живой природы, часть семьи, часть компании, в которой мы работаем, часть народа, часть культуры, часть сообщества мужчин или женщин, часть всего человечества, если мы христиане, то мы часть тела Христова, и т.д. То есть, мы воплощаем собой множество разных смыслов — а общности это и есть смыслы. И таким образом, мы являем собой индивидов различных общностей и в своей жизни мы действуем в соответствии с интересами тех или иных общностей, которым мы принадлежим.

У каждой из этих общностей есть своя воля. Потому что каждая общность стремится реализовать себя, стремится реализовать какой-то свой план. А как общность, будучи смыслом, может реализовать себя? Только через реальных индивидов, которые ее представляют. И таким образом, мы, будучи частью этих общностей, реализуем тот план, который этими общностями предзадан.

Например, если я мужчина, то я выполняю те действия, которые присущи именно мужчинам и не присущи женщинам. Тем самым я, образно говоря, исполняю волю такой общности как «мужчина вообще». И на этом примере видно, что воля всеобщего определяет идентичность той единичности, которая под эту всеобщность подпадает. Всеобщее определяет собой образ существования единичного.

Возьмем наше существование как природных существ. Природа — это всеобщее, мы — это единичные природные существа. Мы родились в этом мире и пользуемся его благами, одно из которых — это возможность развиваться и осуществлять себя. Но осуществить себя мы можем, только если будем подчиняться природным законам; если будем правильно взаимодействовать с природой. Мы не можем действовать так, как нам взбредёт в голову — не можем отказаться от еды, от сна, не можем прыгать с большой высоты. Такие действия не способствуют нашему благополучному существованию как природных существ, и мы, чтобы достичь блага, должны подчиняться законам этого мира.

Но являются ли эти законы чем-то внешним для нас и принудительным? Нет, все природные законы являются для нас чем-то естественным. Это то, что позволяет нам в принципе существовать. Быть для кошки кошкой, а для человека человеком — естественно; это не переживается как какое-то принуждение.

Конечно, бывают и особые случаи, когда человек не хочет быть тем, кем он является, но такие случаи относятся к проявлению «мятежного духа» в отдельных индивидах, и об этом мы скажем позднее.

Благо

Итак, в большинстве случаев выполнение воли всеобщего является чем-то естественным для индивида, потому что составляет, собственно, его естество. А естество — это уже не что-то внешнее по отношению к нам, а сама наша природа. Кроме того, следуя законам естества, т.е. действуя по воле всеобщего, мы получаем необходимое благо.

Так, женщина, рождая детей, переживает это как своё индивидуальное благо. Ребёнок, исполняя волю родителей (т.е. семьи), сохраняет себя в безопасности, что является благом для него. И вообще, живя в соответствии со своей природой, мы получаем все блага нашего существования.

Это можно обозначить как один из главных принципов существования: следуя законам той общности, которой мы принадлежим, мы получаем определенные блага. А нарушая законы общности, мы лишаемся ее благ.

Допустим, я устраиваюсь работать в какую-либо фирму, чтобы заработать себе на жизнь. Заработок — это одна из форм блага, которое я получаю. Чтобы его получить, я должен подчинить свою индивидуальную волю воле всеобщего, т.е. я должен выполнять свои должностные обязанности. Таким образом я добровольно отказываюсь от каких-то своих индивидуальных интересов ради интересов фирмы: например, я уже не могу тратить свое время в течение дня так, как мне хочется, но должен выполнять работу, которая мне поручена. Но вместе с тем, я отказываюсь от своих интересов ради своего же блага — ради зарплаты.

Стало быть, воля руководства фирмы — это не что-то внешнее по отношению к моей воле, но это то, на что я добровольно иду, чтобы получить какое-то вознаграждение. Таким образом, цели фирмы становятся моими собственными целями.

Да, в каких-то случаях правила фирмы являются чем-то внешним по отношению к моей воле, так что я вынужден им подчиняться, чтобы заработать на жизнь. Но так бывает далеко не всегда. Мы можем найти работу, которая нам будет в удовольствие, и тогда мы сами, по своей воле и по своему желанию будем ей заниматься и получать за это эмоциональное и материальное вознаграждение.

Таким образом, мы можем обозначить еще один принцип существования: мы должны иногда отказываться от чего-то менее ценного, чтобы получить что-то более ценное. Мы отказываемся от каких-то наших индивидуальных желаний в пользу всеобщего и за это получаем индивидуальную награду.

Справедливость

Как видим, во всех случаях отношения между общим и индивидуальным происходят по одним и тем же принципам. Поскольку индивид по факту является частью той или иной общности, он должен соответствовать смыслу этой части. Если мы являемся частью природы, мы и должны вести себя как природные существа. Если мы являемся частью компании, мы должны выполнять ее требования.

Понятие части неотделимо от понятия целого; часть — это всегда часть целого. А значит, часть подчинена целому, и если она выходит из подчинения целому, она перестаёт быть частью, т.е. перестаёт существовать как часть. А перестав быть частью, она исторгается из целого.

Думаю, что именно это лежит в основе принципа справедливости: если часть целого соответствует тому смыслу, который предзадан ей целым, она достойна того, чтобы быть включённой в целое. Если же часть не соответствует этому смыслу, значит, она занимает не своё место и должна быть удалена.

В нашей жизни мы постоянно с этим имеем дело. Если наш телефон сломался, мы его выбрасываем — т.е. исключаем из той общности предметов, которые служат нашим целям. Если сотрудник не выполняет свою работу, его увольняют. Если человек вредит законам государства, его изгоняют.

Справедливо это? Вполне справедливо, потому что воля индивида должна соответствовать воле общего.

Логика ада

Уже здесь становится понятен смысл Ада: попасть в ад — это значит быть исторгнутым из всеобщего единства, из мировой общности — вовне.

В самом деле, если Бог — это предельная, максимальная всеобщность, которая охватывает всё, весь мир, то эта всеобщность задаёт и законы существования всего мира и всех единичностей, которые в него входят.

Тогда что будет с той частью мира, которая не следует законам мира? — Она сама себя исключает из мира. Но если кроме мира ничего нет, если мир — это бытие, то куда часть, переставшая быть частью, должна перейти? Ей некуда деться, кроме как перейти в небытие.

Но полностью исчезнуть она не может, потому что всё существующее имеет свою неизменную и вечную основу. Значит, она каким-то образом должна перейти в небытие, но при этом продолжить существовать. Значит, она не просто превратится в ничто, в абсолютное небытие, а как бы останется за пределами бытия, образовав сферу относительного небытия. Относительного, т.е. существующего как отрицание бытия, как некое «анти-бытие».

Так что, все наши житейские ситуации, когдан нас выгоняют с работы, когда друзья не хотят нас видеть в своей компании, когда мы ссоримся с женой или с мужем — это уменьшенная модель ада. Это частичные случаи исключения из той или иной общности. Но всякая частичность предполагает максимальную степень, а значит исключение из относительных общностей предполагает исключение абсолютное, исключение из бытия вообще, т.е. переход в ад.

Мятежный дух

Становится понятной и сущность того мятежного духа, о котором мы упомянули выше. Мятежный дух — это тот, кто всегда и во всём идёт против воли всеобщего. Его никогда ничто не устраивает. Он во всём видит принуждение и ограничение своей свободы.

Во всякой всеобщности он найдёт то, чему он не хочет подчиняться. Он не хочет подчиняться законам социума. Он не хочет следовать своему естеству — не хочет быть мужчиной или женщиной, не хочет быть человеком, отсюда стремление к трансгуманизму. Он не хочет подчиняться законам природы, он ищет способ их преодолеть, трансгрессировать.

Понятно, что такое стремление к отрицательной свободе, к свободе от любой всеобщности, от любой идентичности, от любой определённости, в конечном счете есть стремление к свободе от бытия вообще, потому что быть — значит иметь определённость, образ, идентичность; быть — значит, принадлежать к какой-то общности.

Такое стремление к небытию является сущностью сатанизма, а сатана является принципом тотального отрицания. Причем, его отрицание — это уже не просто логическое отрицание, а отрицание реальное, действительное. Поэтому сатана — это реальная сила, которая действует в мире и вносит разлад, разрушение и разъединение в те общности, которые имеют своё основание в бытии и в Боге.

В предыдущем видео мы говорили о том, что с точки зрения классической философии все логические категории, рассмотренные в максимальной конкретности, суть ангелы. Это реальные общности, укоренённые в самом бытии и связывающие всю действительность воедино. Это объединяющие силы, «пресущественные единства», как называли богов греческие философы.

Соответственно, сатана — это «разъединяющая сила». Поэтому и человек, выступая против тех или иных естественных общностей и законов, не желая подчиняться их воле, неизбежно исполняет волю дьявола, сатаны.

Выводы

Итак, напомню наш исходный вопрос: «почему человек должен действовать по воле Бога? Как можно при этом быть свободным?»

Мы видели, что поскольку воля Бога — это воля предельной всеобщности, воля всей действительности как целого, то эта воля не является чем-то для нас чуждым и не нарушает нашу свободу. Именно благодаря этой воле мы «живём и движемся и существуем» (Деян. 17:28). А значит, наша воля — к жизни, к существованию, к самореализации, к поиску смысла, к наслаждению благом, к справедливости, к добру, — это одновременно есть и воля Бога, и воля всего мира, потому что мир устроен именно по этим принципам — по принципам истины, добра и красоты.

Когда мы стремимся к истине или наслаждаемся красотой, в этом нет никакого принуждения для нас, потому что такое стремление и наслаждение — это и есть мы, это наше стремление и наше наслаждение.

Быть свободным значит быть определённым самим же собой. И если наша воля к жизни — это именно наша воля, значит она проявляется свободно и при этом совпадает с волей Бога и волей всего мира.

Антиномии воли

Однако, здесь нужно сделать важное уточнение. То, что наша воля в своей основе совпадает с волей Бога — это только половина дела. Но есть и другая половина. Поскольку наш мир находится в состоянии отпадения от своего первоначала, от Блага, то здесь вместо единства воли возникает дуальность: и в мире наша воля, и воля Бога как бы раздваиваются, становятся противоречивыми, антиномичными.

Например, воля Бога состоит в том, чтобы мы были здоровы, и я думаю очевидно, что быть здоровым — это не только воля Бога, но и наша собственная подлинная воля. Однако, такое совпадение двух воль — это идеал. В реальности же мы привыкли хотеть то, что нам совершенно неполезно и вредит нашему здоровью. Здесь и возникает проблема подчинения нашей воли.

Когда я иду в магазин купить пива и чипсов (чтобы навредить своему здоровью), я делаю это по своей воле или не по своей?

Если не по своей, то я не свободен: моя воля подчинена тому, кто меня принуждает покупать пиво и чипсы. И очевидно, что это не Бог.

Если же по своей, то значит моя воля раздвоена: с одной стороны, есть моя подлинная воля, которая соответствует воле моего духа и воле Бога и которая ведёт к благу, и есть то, что называется «воля плоти», которая ведёт к злу. Так мы обнаруживаем внутреннее противоречие нашей воли, которое является следствием нашей свободы. И именно поэтому нам приходится выбирать, по какой воле действовать, кому подчиняться — духу или плоти, и в конечном счёте — Богу или дьяволу.

Мы уже выяснили, что подчиняться воле Бога — значит быть совершенно свободным и способствовать благу. Стало быть, действовать по плоти значит быть несвободным, значит зависеть от произвола наших желаний и от тех внешних случайностей, которые на нас воздействуют.

Именно потому, что мы живём в таких условиях раздвоенности воли, у нас возникает впечатление принуждения, когда нам нужно сделать что-то хорошее. В нас возникает внутреннее сопротивление: «Почему я должен делиться? Почему я должен в чем-то ограничивать себя? Почему я должен кому-то помогать?» Это говорит о том, что мы привыкли направлять свою волю к злу, мы уклонились от блага и совершенно потеряли навык делать добро. Мы отождествили свою волю с волей плоти, для которой характерны самолюбие и эгоизм, и поэтому волю нашего духа считаем каким-то внешним принуждением. Ну а Бога и вовсе считаем деспотом, который заставляет нас делать то, чего нам не хочется. Но понятно, что дело вовсе не в Боге, а в нас самих.

Воля и попущение

Также антиномия возникает и в воле Бога, когда мы ее рассматриваем с точки зрения отпавшего мира.

  • Воля Бога — это воля всеобщего. Она по определению направлена к благу.
  • Однако, Бог позволяет человеку уклоняться от блага и творить зло.
  • Значит, творить зло соответствует воле Бога.

В этом умозаключении отсутствует важный элемент. Но именно на таком неполном умозаключении строится современное оккультное мировоззрение, согласно которому Бог объединяет собой всё, а значит, добро и зло — это проявления того же самого Бога. Причём, такая картина мира обязательно предполагает бесконечный прогресс, а значит, отрицает идею конца мира и Страшного суда.

Но именно Страшный суд, т.е. торжество справедливости — это и есть тот элемент, который здесь упущен. Бог позволяет людям творить зло, т.е. позволяет делать то, что ему не угодно, лишь ограниченное время и с определенной целью: для того, чтобы человек мог в течение жизни определиться в отношении добра и зла. То есть, Бог попускает зло ради финального торжества абсолютной справедливости, т.е. в конечном счёте ради торжества Блага.

Как мы помним, принцип справедливости состоит в том, что те части целого, которые не соответствуют своему смыслу и предназначению, исключаются из целого. Причём, исключаются не принудительно, а сами, по своей воле. Соответственно, те люди, воля которых не направлена к Благу, сами исключают себя из той всеобщности, в которой царствует Бог: сами исключают себя из бытия, из Царства Божьего, сами идут в небытие, в ад.

Таким образом, человеку на время его жизни предоставляется полная свобода самоопределения: чтобы познать добро и зло на своём опыте (как того хотели первозданные люди) и чтобы утвердить свою волю либо в направлении добра, либо в направлении зла.

В таком положении вещей нет ничего сверх- или противоестественного: люди сами используют этот принцип божественного мироустройства, например, при приёме на работу. На период испытательного срока работнику предоставляется возможность проявить себя с лучшей стороны, чтобы быть принятым в сообщество сотрудников. Если к окончанию испытательного срока станет очевидно, что его действия не соответствуют уставу фирмы, то он просто исключается из данной общности людей.

Так что, если мы считаем существование испытательного срока чем-то логичным и справедливым, значит, и существование ада как противоположности Царства Божьего совершенно логично и справедливо.

Итак, мы видим, что в понятии воли Бога есть важные нюансы. В собственном смысле воля Бога всегда направлена к абсолютному всеобщему благу, но в отношении нынешнего падшего состояния мира понятие воли Бога становится двойственным: нельзя сказать, что всё в мире происходит по воле Бога, потому что в мире происходит зло, но в то же время Бог попускает зло ради будущего торжества добра, а значит, в конечном счёте всякое зло Бог обращает в благо.

Смирение и целеустремлённость

Наконец, я отвечу на вопрос одного из подписчиков, с которого я, собственно, и начал делать это видео. Вопрос:

«Разве не противоречат друг другу две жизненные установки: установка религиозных людей — жить по принципу «на всё воля Божья», смиряться и не нести ответственности за происходящее, и установка целеустремлённых людей — жить по принципу «всё в наших руках», ставить себе цели и менять свою жизнь и жизнь окружающих?»

Давайте разберемся, что значит жить по принципу «на всё воля Божья»? Сама фраза эта означает, что всё происходит либо в соответствии с промыслом Бога, т.е. ведёт к благу, либо, если это что-то злое, то происходит по его попущению, но в конечном счёте тоже ведёт к благу. А это значит, что если в нашей жизни происходят неприятности или беды, то мы понимаем, что Бог всё равно «контролирует» ситуацию и ведёт мир к наилучшему финалу.

Если мы это осознаём и доверяем Богу, то значит ли это, что мы тем самым становимся пассивными, перестаём ставить цели и снимаем с себя ответственность за происходящее? Нет, доверие воле Бога и смирение никак не связаны с пассивностью. Наоборот: это означает, что мы готовы встретиться с любыми испытаниями, которые по Его воле мы должны будем преодолеть.

Смиряться с Божьей волей (т.е. с волей Всеобщего) — совсем не значит быть пассивным и снимать с себя ответственность. Смиряться — значит знать своё место в системе целого. Смирение — это готовность находиться там, где надо, а не там, где хочется. И это готовность делать то, что надо, а не то, что хочется. (Хотя, конечно, то, что надо и то, что хочется вполне могут и совпадать.)

Простая аналогия: допустим, мы работаем в фирме и считаем, что курс развития компании неверный, что руководство принимает неверные решения и из-за этого страдают простые работники и мы в том числе. Что мы в таком случае должны делать? Мы можем конечно повозмущаться до определенной степени, но если мы хотим остаться в компании, мы должны смириться и продолжать делать то дело, которое нам поручено. Ведь мы как рядовой работник можем не знать всех нюансов, мы не обладаем знанием целого; многие процессы в компании нам невидны, а какие-то вещи нашему пониманию недоступны. И если мы доверяем нашему начальству, и верим, что оно выведет компанию из трудного положения, то мы будем с терпением относиться к тому, что происходит с нами. Мы будем полагаться на волю руководства и смиряться, но это нисколько не ограничивает нашу активность на благо фирмы. Наше смирение с волей руководства нисколько не противоречит тому, чтобы ставить себе цели для продвижения по карьерной лестнице или увеличению зарплаты. Даже наоборот: если в трудной ситуации мы докажем свою верность руководству, это только поможет нам в достижении наших целей.

То же самое и с волей Бога. Отношение человека к Богу может строиться только на доверии, потому что мы не можем знать однозначно, какое именно развитие событий будет лучше для нас и одновременно будет наилучшим для всех других людей, ведь наш разум не абсолютен. Однако, это знает Бог и мы можем ему доверять.

Поэтому в каких-то случаях мы должны смиряться с тем, что события складываются не так, как нам бы хотелось, но при этом должны делать всё, что от нас зависит и всё, что требует долг и совесть.

Перекладываем ли мы ответственность за происходящее с нами на Бога, если подчиняемся его воле? Наоборот: подчинение воле Бога означает, что мы должны выполнять то, что от нас требуется. Ведь уже одно то, что нам заповедано заботиться о ближних, отнимает у нас право лениться и бездействовать. Так что, здесь имеет место своеобразное распределение ответственностей. За что-то отвечаем мы, за что-то — Бог.

Итак, целеустремлённость нисколько не противоречит религиозности. Другое дело, что у типичного «религиозного» человека и типичного «целеустремлённого» человека будут скорее всего разные цели и разные методы в достижении этих целей. Верующий человек живёт для вечности, а люди успеха живут в основном ради комфортной жизни во времени. Соответственно, и иерархия ценностей и целей у них разная. Что важно для одного, совершенно неинтересно для другого.

Но ничто не мешает нам ставить цели, которые не противоречат воле Бога и достигать их, используя методы, которые не противоречат его заповедям добра и справедливости. Это даже даст нам больше шансов на успех. Уверенность в том, что данное дело поручено тебе Богом, придаёт силы для борьбы с трудностями. Мало того: если человек делает какое-то благое дело ради Бога (т.е. направляет его к истинной цели, к абсолютному Благу), то он вскоре начинает замечать, что ему удаётся сделать то, чего он одними своими силами вряд ли мог бы сделать. Он на своём опыте начинает видеть действие благодати, которая помогает ему в его деле и таким образом человек получает подтверждение, что движется в верном направлении.