Жизненный мир и его границы

Жизненное пространство человека всегда имеет определённую структуру, которая его упорядочивает. Оно формируется вокруг определённого смыслового центра и отделяется границей от всего, что к нему не относится.

Например, ваше личное, индивидуальное пространство может быть вашей комнатой или рабочим кабинетом, т.е. местом, принадлежащим только вам. Вместе с тем, это личное жизненное пространство неизбежно является составной частью более широкого жизненного пространства — им будет ваш дом, где живёт ваша семья. Затем — ваш город, ваша страна, и т.д.

Каждое из пространств имеет разную степень освоенности и упорядоченности, и потому — разную степень безопасности. Например, в своем кабинете вы можете уединиться и вам никто не помешает. Это пространство полностью вами освоено, организовано и, соответственно, безопасно. Но когда вы выходите из своей комнаты, ваша сосредоточенность нарушается; вас начинают отвлекать ваши родственники и домашние дела. Значит, уровень условной «безопасности» вне вашего кабинета ниже, чем внутри него. Но тем не менее, пока вы остаётесь дома, вы в большей безопасности, чем на улице.

Таким образом, жизненный мир человека состоит из множества вложенных друг в друга пространств, которые имеют четкие границы. Структура этих пространств подчиняется общему принципу: жизненное пространство есть некая определённость, порядок, которому противостоит нечто иное, хаос.

Понятно, что когда мы говорим о категориях порядка и хаоса как о формах мышления и бытия, то порядок и хаос подразумевается под ними в своем максимальном виде. Это порядок как таковой и хаос как таковой — абсолютный порядок и абсолютный хаос.

Но в каждом конкретном случае, в реальной жизни, мы имеем дело с относительным порядком и относительным хаосом. Потому что в реальности категории проявляются в ослабленном виде.  Таким образом, в реальности граница между категориями — абсолютным порядком и абсолютным хаосом — не резкая, а состоящая из бесконечного количества степеней.

Стало быть, жизненный мир человека заключен между двух полюсов —  между абсолютным порядком и абсолютным хаосом. Это область становления: здесь порядок становится хаосом, а хаос становится порядком.

Границы жизненного мира — это не только границы физического пространства, в котором мы живём, но это также и психологические границы, нравственные, эстетические, временные и прочие.

Например, когда кто-то мной пытается манипулировать, он нарушает мои психологические границы. Когда я встаю перед выбором, солгать или сказать правду, я оказываюсь перед нравственной границей. Эти границы образуются моими внутренними принципами.

Хорошо известное «путешествие героя» в мифах — это символическое выражение выхода за пределы жизненного пространства и возвращение обратно. Каждый раз, когда мы в жизни пересекаем границу, отделяющую наше жизненное пространство от того, что находится вне его, мы совершаем миниатюрное «путешествие героя» — выходим из привычного мира в мир непривычный, неупорядоченный, более хаотичный. В этом, более хаотичном пространстве мы либо достигаем своих целей, либо не достигаем. В большинстве случаев мы возвращаемся обратно, но возможно, что хаос поглотит нас. Либо мы делаем хаос частью своего мира.

Однако, активность может исходить не только со стороны субъекта, но и извне: хаос сам против нашей воли может вторгнуться в наше упорядоченное пространство. Здесь так же возможны разные степени хаотичности того, что нарушает наш мир. Это могут быть дети, которые своим шумом мешают сосредоточиться — минимальная степень хаоса, а может быть разгул природной стихии, грозящий уничтожить нашу жизнь — максимальная степень.

За пределом жизненного мира

Возникает вопрос: что, если мы дойдем до предельной границы жизненного мира человека? Что будет за этой границей?

Очевидно, за этой границей будет нечто не-человеческое и максимально опасное.

Если внутри области порядка всё соразмерно человеку, сообразно ему, то за пределами этой области явления будут выходить из этой меры и будут несообразны человеку. Такие явления и силы, находящиеся за пределами жизненного мира человека, во все времена символически изображались в виде чудовищ и монстров.

 

Нужно иметь в виду, что, поскольку наш жизненный мир находится между абсолютным порядком и абсолютным хаосом, т.е. между бытием и небытием, то у него образуется два предела в символической топологии: вверху граница с бытием, внизу — граница с небытием.

То, что находится за пределами жизненного мира вверху, правильнее называть надчеловеческим, сверхчеловеческим. А то, что внизу — собственно, не-человеческим. Понятно, что символизм монстров у двух этих сфер будет разный.

То, что лежит внизу за пределом нашего жизненного мира, это нечто нежизненное, царство смерти. По крайней мере, это царство смерти всего человеческого. Оно представляется в двух основных формах:

  1. в форме разложения человеческого — это всевозможные уродства и извращения;
  2. в формах, агрессивных ко всему человеческому, активно грозящие его уничтожить, изуродовать или извратить.

В эпоху Традиции чудовища по обе стороны границы жизненного мира имели вид исключительно природных существ, потому что олицетворяли либо природные силы, превосходящие человека своей физической мощью, либо надприродные силы, превосходящие человека бытийно и интеллектуально.

В эпоху Модерна и Постмодерна ситуация меняется.

Во-первых. Сфера бытия принудительно вычеркивается из картины мира так называемого «просвещенного» человека. В его мировоззрении остаётся только становящийся природный мир, граничащий с небытием.

Во-вторых. В результате технического прогресса возникают силы техногенного характера, либо грозящие человеку гибелью, либо превосходящие его по тем или иным параметрам. Это нашло свое символическое выражение в появлении новых типов монстров, обитающих за пределами жизненного мира. Теперь они имеют вид не только необычных природных существ, но и существ техногенных, либо соединяющих в себе природное и техногенное.

Оберегание или сдвигание границы?

В отношении границы нашего жизненного мира возможны две основных стратегии — сохранение либо расширение.

Образно говоря, в первом случае мы наслаждаемся тем, что есть в нашем распоряжении, занимаемся своими делами и прикладываем усилия только для того, чтобы сохранить, сберечь находящиеся в нашем распоряжении ресурсы и ценности. То есть, мы охраняем границу нашего жизненного мира от вторжения внешнего хаоса и поддерживаем порядок внутри границ.

Такой подход предполагает интенсивное развитие человека, т.е. развитие внутреннее, умственное и духовное; развитие вверх. В таком мире важнейшее значение получает фигура героя-воина, побеждающего хаос.

В другом случае мы сосредоточиваемся на том, чтобы расширять границу нашего жизненного мира, присоединять к своему месту обитания всё новые и новые территории. Стремимся подчинить себе всё новые и новые пространства, таящие в себе хаос. Это развитие экстенсивное; развитие вширь.

Очевидно, что современная наука нацелена исключительно на экстенсивное развитие. Поэтому на границе человеческого жизненного мира находятся учёные, которые всячески пытаются эту границу пересечь, чтобы расширить возможности своего влияния. Поэтому в современных играх и фильмах именно учёные становятся виновниками вторжения в наш мир сил хаоса.