Функции искусства и понимание символизма в разных мировоззренческих парадигмах

Наконец, мы подошли к тому, чтобы разобраться в понимании символизма в кино. Я не буду пытаться дать исчерпывающую картину понимания искусства в разных парадигмах, а лишь обозначу, как эти парадигмы проявляются сегодня среди наших современников, как у создателей фильмов, так и у зрителей.

Функции искусства в Традиции

Для человека традиции искусство является способом познания истины, бытия.

Абсолютная истина, с одной стороны, всегда доступна для познания, а с другой стороны, не может проявиться в сознании человека в своей бесконечной полноте. Стало быть, истина одновременно познаваема, и непознаваема. Это логическое противоречие разрешается в понятии символа.

Символ – это то, что одновременно и скрывает истину, и раскрывает ее. Поскольку истина бесконечна, то символ может иметь бесконечное число трактовок. Но поскольку истина есть нечто единое и определённое, постольку каждая трактовка символа направляет мысль на один и тот же предмет, раскрывая его с разных сторон. 

Итак, в парадигме традиции, подлинное искусство символично; в нем проявляется вечная истина и знание о самом бытии. Оно возводит ум человека к вечным архетипам. Такая функция искусства называется анагогической, и ее нет ни в одной другой парадигме.

Раз истина не ограничена пространством и временем, то в любой момент в сознании любого человека могут проявиться символы высшего бытия. А это значит, что художник, поэт или создатель фильма может, не обладая знанием сакральной символики, по некоему творческому наитию поместить их в своё произведение.

Стало быть, с точки зрения традиции, любой фильм, в принципе, может обладать символическим потенциалом и может быть подвергнут символической трактовке, даже если у авторов фильма не было намерения закладывать в него какие-то дополнительные смыслы. В наше время вероятность этого, конечно, довольно мала.

Вторичная функция искусства в традиции – дидактическая. Искусство воспитывает человека, предоставляя ему образцы для подражания.

Функции искусства в Модерне

Для человека модерна существует только видимый мир и субъективные человеческие переживания, поэтому от искусства он требует в первую очередь реалистичности изображения внешнего мира и реалистичности изображения переживаний субъекта.

В парадигме модерна искусство является, с одной стороны, самодостаточным, не имеющим внешней цели, предназначенным лишь для незаинтересованного наслаждения, а с другой стороны может выполнять и дидактическую, воспитательную функцию, возвышать и облагораживать человека.

Поэтому и от кино представители модернистского сознания ожидают либо чисто эстетического удовлетворения, либо требуют, чтобы оно выполняло свою воспитательную роль.

Чаще всего человек модерна не понимает символизм искусства, поскольку в принципе не понимает символичности мира. Ведь для него мир ничего не означает, за явлениями мира ничего не стоит. Это просто набор вещей, которые взаимодействуют друг с другом по воле случая, поэтому символизм – это просто выдумка, и символы – это продукт фантазии человека.  

Поэтому люди с таким мировоззрением называют поиски неочевидного смысла фильма высасыванием из пальца, СПГС, любят приводить глупый пример с синими занавесками и вообще советуют не искать смысла, там, где его нет.

Смысл произведения представители данной парадигмы понимают исключительно как результат сознательного намерения художника. Человек модерна думает, что если в произведении есть некий древний символ, то это значит, что художник обладал соответствующими знаниями о древних учениях и сознательно поместил его в произведение.

Поэтому они не устают утверждать, что «Только автор знает подлинный смысл произведения, а всё, что не соответствует замыслу автора – это заблуждение и натягивание совы на глобус».

Наверное, единственная понятная человеку модерна символическая форма – это аллегория, или иносказание. Поэтому часто фильмы эти люди трактуют как иносказательное изображение политических реалий. Например, говорят, что медведь в фильме «Выживший» означает Россию, космические корабли в фильме «Гравитация» обозначают соответствующие страны, а телескоп Хаббл – всевидящее око мирового правительства.

То есть образы здесь указывают не на проявление другого уровня реальности, как это мыслит традиция, а лишь на другие вещи, находящиеся на том же самом уровне реальности. То есть образ видится не как символ, а как знак.

Однако и в парадигме модерна есть символизм, который мы заслужили.

В начале 20 века Фрейд открыл новый слой субъективной реальности — бессознательное, которое проявляется не непосредственно, а через образы. Благодаря этому открытию стало возможным понимание произведений искусства как проявление личного бессознательного художника.

Позднее Юнг ввел понятия коллективного бессознательного и надличных архетипов. Искусство в таком понимании приобрело гораздо бОльшую глубину. Коллективное бессознательное стало аналогом абсолютной истины, а воображаемые образы стали трактоваться как проявления архетипов, которые по сути являются аналогом традиционных богов и демонов.

Таким образом, учение Юнга является своеобразным синтезом парадигм традиции и модерна, но всё же не выходит за рамки модерна, т.к. сохраняет свойственный ему субъективизм, ведь носителем коллективного бессознательного и архетипов является тот же самый человеческий субъект, хотя и взятый предельно обобщенно, как единство всех когда-либо живших людей. К тому же, и архетипы юнгианцами обычно понимаются не как вечные и объективные, а как сложившиеся исторически в течение миллионов лет и имеющие свою эволюцию, а эволюционизм – это тоже признак парадигмы модерна.

Люди, знакомые с учением Юнга и признающие психологию вообще, гораздо лучше понимают сущность символизма. Им ясно, что образы – это не просто ничего не значащая внешняя шелуха, а проявление коллективного бессознательного, надличной психической сферы. Однако, даже таким людям всё еще очень трудно понять, что символы могут быть проявлением самого бытия. Что не только сигара может быть символом фаллоса, но и сам фаллос является символом мирового логоса.

Функции искусства в Постмодерне

В постмодерне, поскольку единая истина отрицается, а образцы для воспитания потеряли свой авторитет, у искусства остаётся одна функция — развлекать. Вслед за В.Пелевиным можно сказать, что произведение в постмодерне не несёт месседж, а делает массаж.

Когда режиссер говорит, что каждый зритель должен сам по-своему трактовать его творение, это типичная постмодернистская позиция. Художник уже не считает себя проводником высшей истины, как в традиции, не служит своим искусством обществу, как в модерне, а просто создаёт некие визуальные стимулы, которые любой может интерпретировать, как ему угодно.

Поскольку постмодерн отрицает иерархию, то произведение искусства уже не имеет познавательной ценности, а является лишь системой отсылок к другим произведениям. Эта система отсылок образует бесконечную цепь знаков без означаемого, которая в итоге никуда не ведёт. Это означает, что любое произведение является симулякром.

Поэтому в постмодерне постижение единого и завершенного в себе смысла произведения заменяется поиском отсылок, пасхалок и цитат. Характерный пример постижения фильмов, снятых и понятых в парадигме постмодерна – это разборы на канале Cut the crap.

В целом люди постмодерна благосклонно относятся к поиску скрытых смыслов. Такой поиск воспринимается ими как утонченная интеллектуальная игра, которая позволяет взглянуть на вещи новым взглядом. Человек постмодерна понимает смысл исключительно как субъективное создание индивида, поэтому любые непривычные комбинации вещей, слов и образов, и рождающиеся из них смыслы переживаются как своеобразное творчество.

Нетрудно заметить, что такое, чисто субъективное творчество, замыкает человека в его собственном мире фантазий. Это ведет к созданию авторами тщательно детализированных воображаемых игровых и киновселенных. На продукцию авторов накладывается придумывание потребителями фанатских теорий и интерпретаций, трактовок. Всё это растёт как снежный ком и ведет к утрате связи с реальным миром. Реальность кажется уже чем-то скучным, неприветливым и вполне изученным. Познание заменяется творческим воображением.

Если традиция стремилась к единому бытию, то постмодерн хочет по максимуму уйти от него и полностью отдаться непрерывному становлению, в котором нет ничего единого, статичного и определённого. Поэтому постмодерн и в жизни, и в искусстве отрицает всякое единство, так что сам поиск смысла в фильмах внутри этой парадигмы становится бессмысленным занятием. Нужно не искать смысл, а переживать те стимулы, которые нам дают авторы. Поэтому часто в комментариях можно встретить советы не искать смысла фильмов, а просто наслаждаться.

Если фильмы, построенные по классическим принципам, представляют собой завершенные произведения, то под влиянием постмодерна фильмы стремятся уйти от смысловой завершенности. Это достигается при помощи сюжетных недосказанностей, открытых концовок и превращения фильмов в бесконечно длящиеся сериалы.

Заключение

Из всего вышеизложенного по теме мировоззренческих парадигм можно сделать массу выводов, но я думаю, что излагать мы их будем постепенно в последующих видео.

В комментариях мы видим наглядные примеры того, что индивид, полностью находящийся внутри одной парадигмы, в принципе не способен понять представителя предшествующей парадигмы. Часто он даже не способен отрефлексировать собственную парадигму. А ведь рефлексия даёт возможность выхода из матрицы мышления на некий метауровень. Целью этих роликов и было: помочь совершить этот акт рефлексии.

Разумеется, что представленная модель трех мировоззренческих парадигм предельно упрощена. Тем не менее, она даёт оптику, которая может помочь вам начать видеть то, чего вы не видели раньше. 

Теги: