«Мастер» (2012). Мифологический подтекст

Мы рассмотрели фильм с психологической точки зрения. Но у него есть и более глубокий пласт, мифический. Как к нему подобраться?

Мы знаем, что всякий архетип и всякий символ двойственен; он может иметь положительное или отрицательное значение. Но изменяться в положительную или отрицательную сторону может только то, что внутри себя неизменно, т.е. имеет в себе некую неизменную основу. Это значит, что проявлению положительной или отрицательной стороны архетипа логически предшествует его неизменная сущность, которая ни положительна, ни отрицательна. Положительной или отрицательной она становится только в нашем историческом бытии.

Из этого понятно, что, скажем, пьянство, как явление отрицательное, имеет и свой положительный коррелят в жизни человека (напр., «веселье сердца»), и свою исконную сущность. Неслучайно вино является одним из древнейших и глубочайших символов, в котором эта сущность выражается.

Символическое значение вина – это влага жизни, тождественная крови. Это кровь божества (т.е. сама божественная жизнь), это божественный экстаз.

Как отмечал Юнг, «по-латыни "алкоголь" – spiritus. Это латинское слово означает также "дух". Получается, что и самый возвышенный религиозный опыт, и опасный для души яд называются одинаково».

То есть единая идея винопития проявляется в нашем мире и как символ познания божественного, и как символ глубочайшего падения.

Отсюда мы приходим к пониманию того, что Фредди – это своеобразный образ Диониса, Вакха.

Дионис – это бог виноделия, вдохновения и религиозного экстаза. Он связан с морской стихией и водой.  В гомеровской «Илиаде» говорится о море как о месте обитания Диониса. Дионис может свести с ума (тема безумия также сопровождает Фредди).

В истории бегства Диониса от Ликурга Дионис, спасаясь, прыгает в море.

Дионис — такой бог, который вдруг является, а затем таинственно исчезает.[1] Точно так же любит поступать и Фредди.

Как известно, приверженницами Диониса были в основном женщины. Это даёт еще одно объяснение тому, почему женщины вешаются на Фредди. Когда Фредди знакомится с Донной, звучит песня Эллы Фитцжеральд «Отойди от меня сатана». Песня об искушении. Так что, Фредди здесь сравнивается с самим искусителем, а образ сатаны очень близок к образу Диониса.

Конечно, образ Фредди не полностью совпадает с образом Диониса, поэтому можно и просто сказать, что Фредди олицетворяет дионисийское начало. Но всё же, совпадения, на мой взгляд, удивительные.

 

Соответственно, противоположное начало, апполонийское, олицетворяет Ланкастер Додд. Аполлон – это бог света, т.е. сознания, предсказатель будущего, бог-врачеватель, покровитель переселенцев. Известно, что он также очищал людей, совершивших убийство. Всё это есть в образе Мастера.

Но мало того. Аполлон, согласно легенде, убил чудовищного змея, Пифона. И теперь мы еще лучше понимаем значение речи Мастера о победе над драконом.

На храме Аполлона в Дельфах были написаны его главные заповеди, среди которых: "познай себя", "знай меру" и «держи женщину в узде».  Аполлон делил свой храм с Дионисом, которому там поклонялись в течение трех зимних месяцев.

Таким образом, история фильма «Мастер» – это не только история отца и сына, учителя и ученика. Это еще и история двух противоположных сил бытия, сознания и культуры.

Соответственно, там, где есть две противоположные силы, должна присутствовать и их борьба, и их объединение, синтез. Мастер, познакомившись с Фредди и попробовав его зелье, предпринял попытку объединить свою аполонническую направленность с дионисийской жизненностью Фредди. Он обнаружил возможность синтеза этих двух начал. Именно поэтому его и охватило вдохновение, творческий экстаз.

Пегги испугалась этого эксперимента и попыталась повлиять на Мастера, а потом изгнать Фредди. Хотя, дионисийская стихия, по идее, более близка к женщине.

Самое известное исследование аполлонического и дионисийского начал принадлежит Ницше в его произведении «Рождение трагедии из духа музыки».

Согласно Ницше, «Наивысший синтез дионисизма и аполлинизма содержится в аттической трагедии. Трагедия возникает как аполлинийское зацветание дионисийского экстаза и музыки. Дионис не может существовать без Аполлона. Оргийное безумие, являясь плодоносной почвой для всякой образности, порождает из себя аполлонийское оформление, делая каждого носителя такого оформления трагическим героем. Герой, ставший дионисийским безумцем в условиях аполлинийской мерности, есть титан; на нем лежит обреченность к трагической вине».

То есть, синтез дионисийского и аполлонического начал, создал бы титанического человека, в котором бы одновременно сосуществовали и мера, и буйство жизни. Такой синтез и хотел осуществить Мастер. И если бы ему это удалось, это было бы нечто поистине великое.

 

[1] Элиаде. История веры и религ. идей, т.1.

Теги: