Убийство священного оленя (2017). Философский разбор. Смысл фильма

Если вы еще не смотрели фильм «Убийство священного оленя» советую вам сделать это до просмотра данного видео. Иначе вы рискуете упустить очень важное ощущение, которое создаёт у зрителя режиссер. Ощущение, которое большинство цивилизованных людей никогда не переживает.

Это ощущение встречи с иррациональным. С тем, что превосходит человека, что сильнее его. С тем, что непостижимо и необъяснимо. С тем, что однажды вторгается в тщательно выстроенный человеком уютный мирок и демонстрирует ему всю его беспомощность и ничтожность.

С тем, что называется судьбой.

Кто такой Мартин?

Вы наверняка уже знаете, что название фильма — «Убийство священного оленя» — задаёт параллель с греческим мифом о царе Агамемноне, который прогневал Артемиду, убив на охоте посвященного ей оленя. Эта параллель помогает понять, кем в фильме является Мартин; в мифе ему соответствует Артемида. Кроме этого, в фильме есть подсказка, которая говорит о том, кем является Мартин, прямым текстом:

«Откуда тебе знать, что я не Бог?» 28:31

Очевидно, что Мартин – это бог. Конечно, Бог не с большой буквы, не монотеистический, а один из низших богов.

Что понимали под богами древние греки? Не что иное, как идеальные общности, идеи.

Взять, к примеру, Артемиду, богиню охоты. Охота – это определённая сфера человеческой деятельности. Сфера, в которой человек определенным способом взаимодействует с природой: добывает себе пропитание, отбирая жизнь у других животных. Стало быть, это сфера со своими характерными природными и нравственными законами. Вступая в эту сферу, человек подчиняется законам, которые здесь царствуют. С одной стороны (с внешней), он зависит от происходящих здесь объективных процессов и событий. С другой стороны (с внутренней), он обязан следовать определенным моральным нормам.

Так вот, под богом или богиней понимается целостная общность данной сферы, идея, которая является совокупностью законов для всех подпадающих под нее единичностей.

Поскольку законы – это принципы, по которым в данной сфере протекают события, постольку говорится, что данный конкретный бог имеет власть над всем происходящим в подчиненной ему области. Или еще говорят, что данный бог покровительствует данной сфере действительности.

В контексте нашего фильма можно сказать максимально просто, бог – это закон, данный как живое существо, или как личность.

Исходя из этого можно предположить, что Мартин – это, напр., бог хирургии.

Вина Стивена

Если закон понимается как личность, как бог, то осуществление закона можно понимать как волю бога. Т.о. всё, происходящее в данной сфере действительности, происходит по его воле. А поскольку бог – это всеобщая идея, то его воля – это воля всеобщего, которой отдельные индивиды должны подчинять свою личную волю.

Стивен, как отдельный индивид, пойдя против этой всеобщей воли, наносит определенный ущерб.

В чем состоит вина Стивена? Возможно, даже не в том, что на его операции умер человек. Отец Мартина действительно мог умереть по независящим от Стивена причинам. Скорее, вина состоит в том, что Стивен приступил к своему делу без должного почтения. Выпив перед операцией, он проявил неуважение к самому хирургическому делу, неблагоговейно отнесся к тайне жизни.

Таким образом, своим поступком он идет против объективного закона, т.е. против воли бога, и как бы устанавливает собственный закон, свою волю делает всеобщей волей. А что будет, если любой хирург станет действовать в соответствии с такой всеобщей волей, т.е. если позволит себе выпивать перед операцией? То, что и он сам может умереть на операционном столе, попав к выпившему хирургу.

Т.е. убивая по халатности другого, Стивен позволяет убить и себя (дети и жена могут считаться его частью). Поэтому следующая фраза Мартина совершенно логична:

«убийца совсем не я» 01:27:30

Делая свою волю всеобщим законом, Стивен направляет ее против себя же самого. А тем самым, он сам устанавливает себе возмездие. И это возмездие восстанавливает нарушенное равновесие. Стивен поступил несправедливо, но применив тот же поступок к нему самому, справедливость восстанавливается.

В этом фильме важно то, что Мартин не является простым человеком, иначе бы он сам подчинялся всеобщему закону. И тогда его возмездие было бы простой местью, т.е. поступком обиженного человека.

Как пишет Гегель в философии права:

«месть … имеет форму произвола, так как обиженная сторона действует, всегда повинуясь чувству или субъективной побудительной причине. Именно поэтому справедливость, осуществленная как месть, и является в свою очередь новой обидой, воспринимается только как единичный поступок и воспроизводится, таким образом, без примирения до бесконечности»

Но в том и дело, что Мартин не подчиняется всеобщему закону, а является самим воплощением этого закона. Мартин – это сам закон. Поэтому он не обижается на Стивена:

«Я не сержусь на него, мне жаль его» 55:30

И поэтому то, что делает Мартин — это не месть, а наказание. Это неизбежность возмездия, положенная самим законом.

 

 

Судьба

Встреча Стивена с Мартином в кафе – это встреча человека со своей судьбой.

Через Мартина Стивен узнаёт суд судьбы о самом себе. Теперь он знает, что представляет собой его поступок с точки зрения объективной справедливости.

«Теперь он может сознательно принять этот суд и отдаться этой судьбе, признаваемой своей, но может и вступить с нею в спор, заявляя о своем суде над самим собой и совершая тем самым некое важное авторефлексивное движение. Этот прорыв в "новое" знание - прорыв к самопознанию, вольный или невольный отклик на сократовский призыв познать самого себя, заявка о достоинстве человека, личности, Я.»
Топоров В.Н. Судьба и случай

Стивену предъявлено обвинение в убийстве и два варианта искупления этой вины, но ни слова не говорится о необходимости признания своей вины.

Мартин не говорит Стивену о возможности раскаяния, потому что Мартин – это только закон: неизбежность того, что определенное действие вызывает определенное последствие. Как закон, он нелицеприятен и механичен: он просто действует, как природная необходимость.

Судьба обычно мыслится нами как нечто неизменное, потому что мы понимаем ее как совокупность внешних обстоятельств, которые нам не под силу изменить. Мы не догадываемся о том, что можем измениться внутренне, и в соответствии с этим изменится и наша судьба.

Но древнегреческие философы, ясно осознавая себя живущими в рамках высших законов, всё же пришли к пониманию того, что внутреннее изменение человека может изменить его судьбу.

Согласно Ямвлиху, «Власть судьбы распространяется только на вторую, низшую душу («носитель»), тогда как чистая душа может освободиться с помощью теургических действий» (Хлебников, Античная философская теология, 269).

Впрочем, такие мысли возникли уже на закате Античной Греции, в 4 веке, и не исключено, что на Ямвлиха повлияли христианские идеи.

Именно в христианстве за счет понимания Бога как любви происходит переосмысление закона и переосмысление судьбы. Любовь ставится выше закона, и Бог теперь ждёт милости, а не жертвы. А слепая судьба теперь понимается как воля Бога, ведущая человека к спасению.

Но герои фильма, хотя живут в культуре, построенной на христианских ценностях, не могут почерпнуть из нее необходимого знания (разве что Анна еще сохраняет в себе его проблески).

Стивен до последнего не признаёт свою вину. Он борется с судьбой во внешнем. Может быть, если бы он искренне раскаялся, это изменило бы приговор. И это было бы третьим вариантом из предложенных судьбой двух.

Понятно, что, если бы в фильме речь шла о маньяке, который ставит условия своим жертвам, то было бы неправомерно говорить о возможности третьего пути. Но в фильме речь идет о божестве, т.е. о чем-то в первую очередь внутреннем. Мартина вполне можно понимать и как олицетворение совести Стивена, тем более, что во многих учениях голос совести отождествляется с голосом Бога. А раз речь идет о внутреннем, то и изменять нужно не внешнее, а внутреннее.

Однако, Стивен не идет путем перемены ума. Он не переоценивает себя и свой поступок, а оценивает приговор и борется не с собой, а с фатумом.

Он ищет возможности избежать судьбы, но ищет не там; ищет снаружи, а не внутри.

Он ищет причину в теле Боба и отвергает вариант психосоматического расстройства, предложенный Анной. А ведь этот вариант – это тоже предложение поискать причину не в теле, а в душе. Он отрицает свою ошибку в операции/

Анна догадывается, что причина не во внешнем,

«мы в этой ситуации из-за тебя» 01:22:57

но она не может заставить Стивена измениться.

Позднее, Анна проявляет милосердие к Мартину и оказывает ему почести. 01:37:30

Но, судя по всему, Мартин не может ничего изменить, если не изменился Стивен. Скорее всего, Мартин даже не знает о том, что судьбу можно изменить, ведь боги тоже подчиняются судьбе.

Итоги

Чем в итоге заканчивается эта история? Если мы ожидали от героя какой-то метаморфозы, то – ничем. Никакого внутреннего перерождения главного героя не происходит. Его жизнь и жизнь его семьи остаётся в рамках закона: жертва принесена, справедливость восстановлена. Ему даже не потребовалось просить прощения. Они начали свою жизнь с чистого листа.

Впрочем, для древнего грека катарсис и не был связан с идеей какого-либо внутреннего перерождения. Он заключался скорее в созерцании того, как во всех ужасах жизни проявляют себя неизменные надмирные принципы. Так что, если намерением режиссера было поставить греческую трагедию, то это ему несомненно удалось.

Теги: