Тождество бытия и мышления (2)

Бытие

Что значит «быть»? Мы говорили, что бытие — это признак существующей вещи. Но в чём заключается этот признак? Когда вещь может считаться существующей? Пока что нам неважно, реально вещь существует или чисто теоретически. Ведь, прежде, чем существовать реально или нереально, нужно сначала просто быть.

Вещь может считаться существующей, когда имеет по крайней мере логическую (или смысловую) определённость. Тогда мы можем отличить ее от всего остального. А если мы отличаем вещь от всего, что ей не является, то это и значит, что она есть.  

Возьмем, например, такую вещь, как гравитон. На сегодняшний день еще неизвестно, существует ли он реально. Однако, он существует в структуре физической теории, в которой он получил свою смысловую определённость. Эта смысловая определенность звучит так: «безмассовая элементарная частица — переносчик гравитационного взаимодействия и квант гравитационного поля без электрического и других зарядов», и т.д.

Ясно что это мы в нашем мыслительном акте отличили его от всего остального, и сейчас он существует по крайней мере теоретически. То есть, актом мысли мы задали ему смысловую границу и тем самым утвердили его бытие в смысловой сфере. Уже здесь мы видим тождество мышления и бытия, определяющий акт мысли утверждает бытие вещи. Мышление и предмет мысли тождественны.

Но идём дальше. Если гравитон будет обнаружен реально, то это будет означать, что еще до нашего мыслительного акта его отличения он отличил себя от всего остального сам. Он сам задал свою определённость, свою форму, свой смысл. А это говорит о том, что 1) смысл гравитона может быть постигнут без непосредственного с ним взаимодействия. 2) смысл гравитона существовал еще до того, как мы его вывели теоретически и 3) смысл гравитона существовал даже до того, как гравитон возник реально. Потому что смысл вещи всегда логически предшествует вещи.

Поясню всё это на более простом примере.

Когда мы производим математические вычисления (напр., прибавляем к одному числу другое, а потом проверяем результат на яблоках), то результат нашего вычисления существовал еще до появления в нашем сознании и до воплощения чисел в яблоках.

Всё это означает, что смысл, еще до того, как проявить себя с одной стороны в субъекте, а с другой — в объекте, существует, что называется, в-себе. И в этом в-себе-бытии его субъектная и объектная модификации содержатся в свёрнутом виде, совпадают. Это и есть тождество мыслящего и мыслимого, мышления и бытия.

Число

Числа — это самый простой пример чистого смысла. Любое число — это единичность, т.е. смысловая определённость без конкретизированного качественного наполнения. Но и любая вещь — это единичность, то есть, воплощение числа.

Числа не зависят от человеческого сознания. Их невозможно ни создать, ни уничтожить, ни изменить. Их можно только открыть, как математики открывают новые типы чисел. И изучать их свойства.

Все возможные отношения и связи между числами уже содержатся в сфере чисел. Открывая какие-то новые теоремы или законы, мы ничего не прибавляем, а лишь осознаём уже существующее.

Но если числа определены не нами, значит, они определены сами собой. Но определить нечто — это и значит помыслить нечто. Следовательно, числа мыслят сами себя, а мысля себя, они тем самым утверждают и своё бытие. И наоборот. 

Быть — значит отличаться от иного. Но и мыслить — значит отличать одно от иного, фиксировать смысловые связи, различия и отношения. Сфера чисел и любых других теоретических и математических объектов — это и есть пример того, как совпадают мышление и бытие.

В подтверждение всего вышесказанного приведу цитату из фундаментального труда А.Ф.Лосева «История античной эстетики».

Таким образом, смысловая сфера — это сфера, где совпадают мыслимое и мыслящее, субъект и объект. Причем, они совпадают совершенно, поскольку здесь бытие и его смысл утверждаются одним и тем же актом саморазличения / самоутверждения.

И только потом, в сфере психического это совершенное и абсолютное тождество становится тождеством относительным. И в этой сфере мы уже имеем дело с реальным повседневным человеческим мышлением, которое охватывает свой предмет лишь по частям и несовершенно.

Теперь, я надеюсь, вам будет более понятна идея самомыслящего ума-перводвигателя у Аристотеля и неоплатоников. Для соврменного человека это учение может звучать дико, но, как выясняется, оно совершенно логично.

Истина

Ко всему этому стоит добавить, что такое абсолютное совпадение мышления и бытия — это не что иное, как истина. Причем, истина не как какое-то «соответствие», «непротиворечивость» и т.п. А истина как то, что подлинно существует и полностью тождественно своему смыслу.

Владимир Соловьев в своей словарной статье так и написал: истина — это то, что есть. Есть только истина, которая одновременно есть и бытие, и смысл, а всё остальное существует только в меру приобщения к ним.