Синтез творца и творения. Почему христианство истинно (4)

↑ наверх

Виртуальный мир

Представим, что мы создали виртуальный мир, аналогичный нашему. Персонажи, которые живут в нем, обладают свободой воли и самостоятельно этот мир осваивают. Мы, как создатели, знаем, как этот мир устроен, по каким законам функционирует, знаем все его программные коды и алгоритмы. Мы можем узнать, о чем думает любой персонаж этого мира, можем просчитать, какое он примет решение, как отреагирует на то или иное событие, что с ним случится в определенный момент времени, и т.д. То есть, мы обладаем абсолютным знанием о созданном мире, абсолютным могуществом в нём и абсолютной властью над всем, что в нём происходит.

Однако, наше всемогущество ограничено одним непреодолимым препятствием: мы не можем стать полноценным обитателем этого мира, мы не можем поселиться и жить в нём.

Конечно, мы можем создать себе виртуального персонажа, который будет нашим аватаром. Можем сделать себе устройства виртуальной реальности, чтобы максимально погрузиться в созданный мир и испытывать ощущения от соприкосновения с его предметами. Однако, это всё не устранит границы между нами и нашим творением. Реальный субъективный опыт, который переживает любой персонаж этого мира будет всё равно нам недоступен, ведь между нашим сознанием и реальностью будет находиться устройство, которое конвертирует виртуальную реальность в образы, подходящие для наших органов чувств. Но переживать непосредственно эту реальность мы не сможем.

Даже если посылать сигналы непосредственно в мозг, как в «Матрице», это никак не решит проблему, ведь наш мозг останется нашим мозгом, а не мозгом виртуального персонажа.

Что бы мы ни делали, мы не можем стать частью нашего творения; граница между творцом и творением, между естественным и искусственным, остаётся непреодолимой. И в этом заключается фундаментальная ограниченность творчества.

 

↑ наверх

Творчество в категориях

Давайте теперь для максимального обобщения выразим эту ситуацию в философских терминах.

Мы — это субъект, самосознающее бытие, субстанция. В акте творчества мы повторяем себя (свои знания, представления, переживания) в инобытии, воспроизводим себя на каком-то внешнем субстрате. Мы создаём другую субстанцию, которая обладает своими собственными качествами, своим бытием и может быть даже своим сознанием. Таким образом, в результате творческого акта мы имеем две субстанции: первую — несотворенную, творца, создателя, и вторую — сотворённую, творение.

Также можно сказать, что создатель и создание имеют разную природу. Природа создателя нетварная, природа творения — тварная. Эти две субстанции, или природы, образуют логическую и онтологическую противоположность: противоположность нетварного и тварного, творца и твари.

Несмотря на то, что творение — это повторение и воплощение творца в инобытии, творение и творец остаются всегда различными по своей субстанции и по своей природе. Творение живёт своей собственной самостоятельной жизнью, и эта жизнь, по большому счету, никак не отражается на жизни творца. Творец может совершенно не участвовать в жизни творения; он создал своё произведение и оно «ушло в мир». Творец может, наоборот, сколько угодно участвовать в жизни творения, может своими действиями изменять его, поддерживать его существование, но сам он, по своему существу остаётся за пределами созданного инобытия. Творец присутствует в инобытии, но не живёт в нём. Творец присутствует в своём творении энергийно, своими действиями (энергия — это действие), но не присутствует субстанциально. Стало быть, синтез противоположностей творца и творения возможен в энергийном плане, но в плане субстанциальном остаётся под вопросом.

Тем не менее, мы видим, что человечество прощупывает почву в плане возможности поселиться в виртуальном мире. Современные мечты футурологов о том, чтобы создать виртуальную реальность, клонировать сознание человека в виде цифровой копии и поселить его в цифровом мире направлены именно в эту сторону: создать синтез естественного и искусственного. Почему это происходит? Почему человек пытается реализовать эту идею? Потому что существует логическая возможность синтеза творца и творения, а человечество в принципе пытается осуществить все те логические возможности, которые перед ним открываются. На данном этапе своего существования человек осознаёт себя как творца, он осознаёт свой потенциал в создании искусственных и виртуальных миров, и одновременно с этим в нём зарождается и развивается идея выйти за границы своей человеческой природы и поместить свою субъектность в совершенно иной природе, в искусственно созданной.

 

↑ наверх

Пути монотеизма

Думаю, что те, кто давно смотрят мои видео, уже поняли, что меня в этой теме интересует вовсе не возможность жизни человека в виртуальном мире. Описанная ситуация — это, в первую очередь, аналогия для понимания гораздо более фундаментальной идеи: а именно, идеи монотеистических религий о том, что мир является созданием Бога-творца.

С точки зрения монотеизма, человеческое творчество является аналогией и неким подобием творчества Бога. А значит, если у человечества возникла идея поселиться в искусственно созданном виртуальном мире, то эта идея является отражением возможностей самого Бога. То есть, перед Богом изначально должна была стоять аналогичная задача: воплотиться в сотворенном им мире. И таким образом, мы можем оценить существующие монотеистические религии с точки зрения того, как они решают (и решают ли) эту логическую возможность синтеза творца и твари, синтеза нетварной и тварной природ.

Этот критерий является одним из критериев истинности религии. Ведь если в религиозном учении не решается какая-то принципиальная задача, если остаётся не осуществлённой какая-то логическая возможность, то значит, это учение не может претендовать на истинность, т.к. оно по определению неполно.

В самом деле, любая монотеистическая религия утверждает всемогущество Бога и его вездесущность (вездеприсутствие). Но можно ли считать Бога в полной мере вездесущим, если он присутствует в своём творении только своими действиями и силами, но не присутствует по своей субстанции? Можно ли считать Бога в полной мере всемогущим, и осуществившим своё всемогущество, если он не может преодолеть противоположность между собой и своим творением? Если творец действительно всемогущ, то возможность стать собственным творением и прожить жизнь как одно из своих созданий должна быть для него принципиально реализуема. А лучше, если она будет не только принципиально реализуема, но будет актуально реализована. Очевидно, что Бог, не реализовавший всех своих возможностей, и не пообещавший этого сделать в будущем, это неистинный Бог.

Что мы видим по факту? Иудаизм и ислам вообще не рассматривают возможность творца стать творением. В этих религиях Бог может являться в виде ангела или через ангелов, говорить через пророков, проявлять себя в каких-то чудесных действиях, но не более того. Аналогичным образом отсутствует синтез творца и творения в гностицизме.

Единственная монотеистическая религия, которая преодолевает разрыв между творцом и творением — это христианство. Только в христианстве утверждается, что Бог воплотился в сотворенном мире и стал Богочеловеком (Иисус Христос). Бог не просто принял вид человека, не просто стал действовать через избранного человека как своего посредника, не просто вошел в сознание избранного и наделил его своей силой. Во всех этих вариантах граница между творцом и творением никак не преодолевается. Здесь лишь возникает ситуация, аналогичная компьютерной игре, когда мы как творец вселяемся в тело персонажа. Напротив, согласно христианскому учению, Бог именно воспринял человеческую природу, и поэтому Христос как личность содержит в себе и всю полноту Божества, и всю полноту человечества (человеческой природы). Он одновременно является и Богом, и человеком.

Таким образом, тот факт, что только христианство полноценно реализует те следствия, которые логически предполагает монотеизм, является лишним свидетельством в пользу того, что христианское учение истинно.

 

↑ наверх

Порождение

Теперь давайте посмотрим, как именно Бог преодолевает разрыв между творцом и творением.

Принципиальная особенность творчества состоит в том, что в результате творческого акта возникает творение другой природы. Однако, помимо творчества существует еще один акт, который тоже приводит к воплощению субъекта в инобытии, но в результате этого акта возникает новый субъект той же самой природы. Это акт порождения. Когда отец порождает сына, он тоже помещает себя в инобытие, воспроизводит себя в инобытии, в результате чего рождается ребенок. Но в отличие от творческого произведения, сын единоприроден, или единосущен отцу. Они оба обладают одной и той же природой и оба принадлежат одному и тому же роду.

Эта принадлежность к одному роду означает, что отец и сын в каком-то смысле являются единым субъектом. Можно сказать, что поскольку люди имеют одну и ту же природу, одну и ту же сущность, они все являются как бы разными вариантами воплощения одного и того же человека, разными ипостасями человеческой природы. Здесь важно то, что сын в силу того, что принадлежит тому же роду, что и отец, является наследником того, что принадлежит отцу. Наследником не только имущества отца, но в первую очередь наследником свойств природы своего отца. Сын получает в наследство все качества и способности отца, которые тот имеет в силу своей природы. Тогда как творение, в отличие от ребёнка, ничего не наследует от создателя по своему естеству, а имеет только то, что создатель в него вложил. Что из этого следует станет ясно чуть позже.

Теперь обратим внимание на разный тип инобытия, в котором происходит воплощение в результате творчества и в результате порождения. Для творчества нужно максимально абстрактное инобытие — материя, какой-то субстрат, любой более или менее подходящий материал, который будет оформлен в творческое произведение. И этот материал может не иметь ничего общего с творцом. Напротив, для порождения нужно максимально конкретное инобытие. Чтобы инобытие породило нового субъекта, живую самосознающую личность, оно само должно обладать свойствами жизни и само должно быть самосознающей личностью. Поэтому инобытием для мужчины является женщина — т.е. живая конкретная личность. Мужчина и женщина — это протоивоположности внутри одной человеческой природы. В акте любви мужчина помещает себя внутрь женщины, женщина принимает в себя мужчину, и в женщине, как в инобытии мужчины, начинает развиваться новый субъект, рождается синтез противоположности мужчины и женщины. И этот новый субъект наследует природу как мужчины, так и женщины.

 

↑ наверх

Замысел Бога

Теперь мы можем более ясно увидеть логику действий Бога и понять Его замысел. Сначала Бог творит мир из максимально абстрактного инобытия, из ничто. Бог не порождает мир из себя, потому что уже до творения мира Бог содержит внутри себя своё собственное порождение — своего предвечного Сына, который имеет с Отцом одну и ту же божественную природу. Поэтому Бог не порождает, а именно творит мир, создавая тем самым новую природу.

В этом сотворённом мире максимально конкретным существом является человек, который, как сказано в Писании, создан по образу и подобию Бога (Быт. 1:26-27). Человек является по отношению к Богу максимально конкретным инобытием — живой самосознающей личностью. И благодаря этой максимальной конкретности и богоподобию человеческая природа обладает способностью принять в себя Бога для акта порождения. Так Бог может создать синтез двух природ — божественной и человеческой. Он может породить Себя в этом конкретном инобытии, в человеке, и таким образом воплотиться в человеческой природе как новая живая личность.

Кстати, тот факт, что сотворённая природа может принять в себя Бога указывает

  1. на то, что мир является совершенным (в частности, человеческая природа является совершенной),
  2. на то, что Бог изначально создавал мир таким образом, чтобы в нём воплотиться.

Далее, Бог порождает своего Сына в теле реальной человеческой женщины, точнее, девы, и рождается как обычный человеческий ребенок. В результате Боговоплощения происходит объединение двух природ — божественной и человеческой, нетварной и тварной. Это объединение происходит в новой субстанции (ипостаси), в личности богочеловека Иисуса Христа. Поскольку в акте порождения сын наследует свойства природы отца, то Христос наследует свойства божественной природы — природы Отца Небесного. Поскольку же в качестве инобытия выступает личность девы Марии, имеющей человеческую природу, то Христос воспринимает все свойства человеческой природы и живёт как самый обыкновенный человек.

Так Бог преодолевает разрыв между собой и своим творением через порождение самого себя в сотворённом мире. И теоретически, на этом могло бы всё закончиться. Ведь это кажется вполне достаточным: всемогущий Бог воплощается на земле — становится единственным Царём, владыкой неба и земли, получает полную власть над своим творением. Благодаря своему всемогуществу он может устранить зло из человеческого общества и установить на земле царство по своим законам. Казалось бы, чего еще можно ожидать? И согласно иудаизму именно это и должно произойти: Мессия (т.е. посланник Бога) должен стать Царём своего избранного народа, т.е. евреев, а через евреев подчинить себе все другие народы земли. Таким образом возникло бы царство Божие на земле.

Однако, замысел Бога этим не ограничивается. Бог не останавливается на том, чтобы преодолеть разрыв между собой и своим творением только в своей личности, а собирается осуществить гораздо более полный синтез.

 

↑ наверх

Диалектика синтеза

В самом деле, согласно законам диалектики, наиболее полный синтез представляет собой не просто объединение противоположностей (А и не-А) в некоем третьем элементе. 

Полный синтез образует фрактальную структуру, когда структура целого повторяется в структуре частей. То есть, если есть А и не-А, то есть не просто единство А & не-А, но и

  1. единство А & не-А как А,
  2. единство А & не-А как не-А.

Нетрудно увидеть, что если Бог объединяет противоположность нетварной и тварной природы в Иисусе Христе, то этот синтез представляет собой синтез со стороны Бога (А & не-А как А). Христос — это синтез Бога и человека, данный как Бог.

Но логика подсказывает, что аналогичное объединение нетварной и тварной природы должно осуществиться и стороны человека (А & не-А, данное как не-А). То есть, должен возникнуть синтез Бога и человека, данный как человек. Или, другими словами: человек должен стать богочеловеком.

Об этом и говорит учение Христа, его благая весть, Евангелие. Бог преодолел разрыв между собой и творением, родившись от Девы и став Богочеловеком. И теперь предлагает своему творению, человеку, тоже приложить усилия для преодоления разрыва между творением и творцом; предлагает людям приложить усилия для того, чтобы стать богами[1] и войти в Царство Божие.

Только единство этих двух сторон — богочеловека Христа и богочеловечества — Его Церкви — образует полный синтез божественной и человеческой природ. И именно этот полный синтез и будет представлять собой Царство Божие.

---

[1] «Я сказал: вы – боги, и сыны Всевышнего – все вы» (Пс. 81:6). Свт. Игнатий (Брянчанинов): «Вселение Бога в человека есть вместе и теснейшее соединение Бога с человеком; человек-тварь соделывается причастником Божественного естества (2 Пет. 1, 4)! Человек, достигший такого состояния, называется богом по благодати!».

 

↑ наверх

Рождение свыше

Как это возможно для человека? Простой добродетельной жизни тут недостаточно. Некоторые утешают себя мыслью, что дескать, достаточно быть просто хорошим человеком или жить по библейским заповедям, или медитировать, чтобы попасть в Рай или соединиться с Богом. Однако, реальность беспощадна: разрыв между творением и творцом невозможно преодолеть через простое уподобление Богу. Сколько бы творение не приближалось к Творцу своими усилиями, оно не сможет изменить свою природу: оно так и останется творением.

Мы видели, что разрыв двух природ преодолевается только в акте порождения: Бог как мужское начало сеет своё семя в человеческой природе, как в начале женском, в результате чего образуется новый богочеловеческий субъект, новая личность, Христос. Стало быть, и человек, чтобы стать богочеловеком, должен принять в себя божественное семя и родиться как новый человек (конечно, «должен» только в том случае, если у него есть на это желание). То есть, чтобы стать богочеловеком, человек должен родиться заново, и только рождённый заново человек сможет войти в Царство Божие.

Это слова самого Бога, Христа:

истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше (буквально по тексту, заново), не может увидеть Царствия Божия. … если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. Рождённое от плоти есть плоть, а рождённое от Духа есть дух (Ин. 3:3-6).

Под плотью здесь подразумевается человеческая природа, под Духом — божественная. Только тот, кто родился свыше в результате зачатия от Св. Духа, может приобщиться божественной природы и стать чадом Божиим. Стать ребенком, «дитём» Бога не в переносном, а в буквальном смысле. Те, кто родился свыше принадлежат к одному роду, идущему от Бога-Отца через Иисуса Христа: к роду боголюдей, в ипостаси которых соединяются божественная и человеческая природы. И благодаря тому, что они принадлежат одной природе и одному роду, они становятся наследниками Божьего Царства.

Апостолы много говорят о том, что через Христа мы стали сынами и наследниками. Ап. Иоанн пишет:

всем тем, кто Его (т.е. Христа) принял и кто поверил в Его имя, Он дал власть стать детьми Божьими — детьми, рожденными не от крови, не от желаний или намерений человека, а рожденными от Бога (Ин. 1:12-13).

Человек, рождённый свыше, т.е. ставший причастником божеского естества, становится не просто творением Божиим, он становится сыном Божиим, а поскольку он становится сыном, он становится наследником; он начинает владеть всем тем, что имеет его Отец, т.е. Бог. Ап. Павел пишет:

Дух Божий свидетельствует вместе с нашим духом о том, что мы дети Божьи. А если мы Его дети, то и наследники. Наследники Божьи и сонаследники Христу (Рим. 8:16-17).

То есть, в Царство Божие человек попадает не за какие-то заслуги или подвиги. В Царство Божие попадают только наследники, т.е. те, кто родился от Бога, те, кто приобщился божеского естества. А приобщаются божеского естества только те, кто уверовал в Иисуса Христа и принял от него Св. Духа.

Поэтому в христианстве рождение от Бога — это не просто метафора, это самая настоящая буквальная реальность. Это страшная и ошеломляющая реальность, если вникнуть в ее смысл. Неслучайно в Новом завете Церковь Христова называется невестой Христа, а соединение Бога и людей — браком. В акте любви и через таинства человеческое естество соединяется с божественным и рождается новое существо, новый человек, который после смерти и воскресения будет жить в новом мире.

 

↑ наверх

Мифология антибытия

Теперь вернёмся к тому, с чего мы начали это видео — к творчеству современного человека. Как мы уже сказали, в нашей цивилизации наблюдается движение к тому, чтобы воплотить человеческую субъектность в искусственно созданном инобытии. Как могла возникнуть такая идея? Она могла возникнуть только на основе христианского учения через его диалектическое отрицание.

В самом деле,

  1. христианство утверждает, что Бог — это единый законодатель; именно на этой почве возникла идея того, что природой управляют неизменные законы, заданные Богом, и только на основе веры в единство законов стала возможна наука.
  2. христианство внедрило в общество идею о человеческом богоподобии;
  3. поскольку Бог — это творец по преимуществу, то и человеческая способность творчества стала пониматься тоже как богоподобная, а значит, обладающая высшей ценностью;
  4. учение Христа утверждает высшую ценность каждого человека в глазах Бога: Бог хочет, чтобы все люди спаслись; кроме того, все люди равны перед Богом и ценность человека не зависит от его социального статуса, расы или пола.

Что будет, если теперь взять все эти положения, но удалить из них Бога? Получится гуманизм как диалектическое отрицание теизма.

  1. останется атеистическая наука, которая пытается найти единую теорию, объясняющую всё;
  2. останется понимание человека как потенциального бога, кроме которого нет других богов, т.е. человек встанет на место Бога;
  3. способность творчества будет считаться высшей способностью человека;
  4. человеческая личность будет считаться абсолютной ценностью; каждый человек будет провозглашен максимально ценным, но уже не потому, что он есть образ Божий, а просто потому что он человек.

Так возникает мировоззрение Модерна. Однако, Модерн сменился Постмодерном. Постмодерн идет еще дальше, и помимо отрицания теизма, т.е. Бога, отрицает и гуманизм, т.е. человека. Постмодерн провозглашает человека и человеческий вид ничтожеством, которое должно исчезнуть. И одновременно с этим в Постмодерне зарождается новая мифология, объединяющая атеизм и антигуманизм с утверждением неких новых богов и боголюдей. Назовём эту мифологию мифологией антибытия.

Под антибытием я понимаю такой образ мира, который полностью противоположен исходному первообразу, заложенному в бытии. Бытие — это вечный предзаданный порядок, на основе которого существует наш мир. Но поскольку наш мир находится в становлении, то он может либо стремиться к бытию, воплощая на себе его порядок, либо разрушать этот порядок и тем самым стремиться к небытию, либо искажать порядок бытия до его полной противоположности. Именно так действует злая воля: в идеале, она хочет уничтожить всё, что есть. Но если она просто уничтожит всё, что есть, то она и сама перестанет быть, т.к. потеряет свой объект. Поэтому злая воля стремится уничтожить не сам мир, но только порядок бытия, не приводя мир к полному небытию. А это это возможно только через полное искажение порядка бытия, через установление полностью противоположного порядка, «зеркального» порядка. Поэтому, если Постмодерн разрушал культуру и сеял хаос, то новая парадигма стремится не просто разрушить традиционную культуру, но установить полностью противоположный, противоестественный порядок.

Сегодня мифология антибытия активно продвигается в произведениях массовой культуры — в фильмах, клипах и играх. С точки зрения этой мифологии, человечество должно стать почвой для нового вида более совершенных существ. Что это за существа — пока что до конца неясно. Нам предлагаются разные варианты, в зависимости от того типа человеческой деятельности, которая выдвигается на первый план: если на первое место выдвигается техника, то под совершенным существом понимается ИИ, если биологические эксперименты, то новый биологический вид, если магия и оккультизм, то гибрид людей и демонов. В любом случае, постулируется появление неких «богов», более совершенных, чем человек, но человек принимает самое активное участие либо в создании этих «богов», либо в создании условий для их появления в нашем мире.

Обратите внимание, как в этой мифологии переворачивается роль человека по сравнению с христианством: если в христианстве человеческая природа является совершенной, поскольку может вместить в себя Бога и достичь полного богоподобия, то в мифологии антибытия человеческая природа объявляется принципиально несовершенной и поэтому она должна быть «улучшена» при помощи технологий, а лучше — заменена на что-то нечеловеческое.

Но если человеком будет создано более совершенное творение, то далее потребуется и создание синтеза творца и творения. А поскольку граница между творцом и творением преодолевается только через биологическое порождение, то творение должно представлять собой живое существо; это должно быть что-то вроде искусственного человека.

Синтез естественного и искусственного человека породит особую расу «высших» людей: они будут «высшими» по отношению к «обычным» людям, т.к. будут наследовать свойства природы «богов», и соответственно, неизбежно образуется и каста «низших» людей, куда попадут все «обычные», естественные люди.

 

↑ наверх

«Бегущий по лезвию 2049»

Вся эта мифология открытым текстом излагается в фильме «Бегущий по лезвию 2049». Здесь присутствуют искусственные люди — репликанты, созданные человеком. Репликанты более совершенны физически и более нравственны — «более человечны, чем человек». Создатель репликантов Ниандер Уоллес называет их ангелами. А ангелы — это то же самое, что боги.

Для чего нужны эти новые боги? Согласно мифологии антибытия, они являются средством, чтобы низвергнуть Бога-Творца и завоевать небо, Рай, который символизируют звёзды. На это намекают слова Уоллеса:

00:40:50,576 --> 00:40:53,336 
We should own the stars.

00:41:59,144 --> 00:42:02,564 
We could storm Eden and retake her.

Это план сатаны-люцифера — стать владыкой мира и единственным богом. Для этого он даёт людям дар Прометея — науку и технологии, чтобы люди реализовали его план. Однако, он не обладает способностью давать жизнь, потому что единственный источник жизни — это Бог. Поэтому репликанты в фильме при всём своем совершенстве имеют значительный недостаток: они не могут размножаться. Они не живорождённые, поэтому говорится, что у них «нет души».

Создатели фильма совершенно верно уловили связь души, жизни и единой человеческой природы. Человеческая природа — это то, что содержит в себе жизнь, и что может осуществляться в живых индивидах. Это как бы общая душа всех людей, и люди, обладая душой, тем самым образуют единый род и единый народ. Репликанты же, хотя они и живые, не образуют рода. А значит, не являются чем-то единым. У них нет собственной природы, они лишь искусственно выращенные единичности. Поэтому Уоллес, создатель репликантов, хочет найти утраченное знание, гнозис, тайну жизни, и дать репликантам возможность размножаться.

Зрителю это объясняют тем, что размножение даст возможность репликантам быстро расти в численности и они смогут осваивать новые миры. Но на самом деле, главная идея мифологии антибытия — это создание синтеза репликанта и человека, порождение ребенка-гибрида, который положит начало новому роду сверхлюдей.

Этим ребёнком становится дочь Рика Декарда и Рейчел, плод человека и репликанта. Стало быть, дочь Декарда, объединяющая в себе человеческую и нечеловеческую природу, является полной логической противоположностью богочеловека Иисуса Христа, т.е. с точки зрения христианства она является антихристом. Таким образом, новая мифология как по своей логике, так и по своей идеологической направленности является антихристианской.

Бытие является главным врагом антибытия. И тот факт, что именно на христианство наиболее яростно ожесточается современный прогрессивный мир является еще одним косвенным доказательством истинности христианского учения.

↑ наверх

Скрытый смысл

10 месяцев назад

В видео «Синтез творца и творения» вы говорите, что единственная религия, которая преодолевает разрыв между творцом и творением — это христианство. А как же рождение Кришны, который считается воплощением высшего Творца Вишну?

Ответ.

Во-первых, религии индуизма — это эманационизм, а не креационизм. То есть, это пантеизм, а не монотеизм. В индуизме Бог, боги и мир имеют одну природу; здесь нет фундаментальной разницы природ творца и творения как в креационизме. Поэтому любое существо в индуизме можно считать воплощением Бога. В видео же говорится о единственной МОНОТЕИСТИЧЕСКОЙ религии, где преодолевается различие между творцом и творением. Монотеизм предполагает различие природ творца и творения, об этом я говорил здесь и здесь

Во-вторых, в связи с идеей боговоплощения в других религиях вспоминаются слова Христа: «Все, кто приходили до Меня, — воры и разбойники» (Евангелие от Иоанна 10:8).

В-третьих, только Иисус Христос дал своим ученикам дар Св. Духа, осуществив ПОЛНЫЙ синтез божественной и человеческой природ. Полный синтез (а значит, и полное Боговоплощение) достигается только тогда, когда происходит обоюдный процесс: и Бог воплощается, и человек обоживается (т.е. получает дар рождения свыше, в результате чего на земле образуется Церковь как богочеловеческий организм, как сообщество людей, в которых живёт Св.Дух, Бог). Следовательно, «боговоплощения» в других религиях неистинные.